Вы просматриваете: Главная > Тусовки за границей > Хвостатый город: гид по кошачьему Минску

Хвостатый город: гид по кошачьему Минску

Белорусский художник Сергей Стельмашонок котов не лишь рисует, но и фотографирует. В его портфолио тысячи изображений мурлыкающих персонажей со всей Европы. Самые яркие фотосессии прошли в Риме, Чинкве-Терре и Валенсии. В поисках мартовских котов художник отправился прогуливаться и по старым районам Минска.

Коты, как и люди, существуют в двух реальностях: одни, ухоженные и благородные, лениво зевают на подушке, которую внимательно подстелил хозяин.

Другие, худые и чумазые, испуганно оглядываются по сторонам и радуются каждой невзначай найденной сосиске.

Два этих мира – суровый и «глянцевый» – художник отснял на смартфон Huawei Mate 8 с камерой на 16 Мп, обладающий высокой «скорострельностью», мгновенной фокусировкой, гибридным автофокусом, системой оптической стабилизации изображения, а также автоматической подстройкой баланса цвета. Одним словом, с характеристиками, сравнимыми с профессиональной фотокамерой. В итоге за пару дней художник запечатлел сотни городских котов. По результатам прогулки он поделился с нами кратким гидом по кошачьему Минску:

 — Общение со встречными котами в Минске дудки смысла начинать раньше 10 утра.

Столичные уличные коты, будто выяснилось, предпочитают понежиться в укромных уголках – никому неохота спозаранку вставать.

Поэтому таким же «жаворонкам», как я, лучше начинать знакомство с отечественным кото-обществом на регулярной фелинологической выставке.

Тут все чисто, чинно, изящно.

Сразу становится понятно: если вы – урожденный кот благородных кровей – считайте, существование удалась! Вас кормят, холят, лелеют, расчесывают.

Показывают на международных экспозициях.

Однако не скажешь, что коты из высшего общества всем своим видом демонстрируют отрада.

Скорее, они выглядят недовольно или даже раздраженно.

Зато принадлежащие этим котам люд в большинстве своем, наоборот, очень счастливы.

В чем же вина сердитости благородных котов, казалось бы, обеспеченных всеми мыслимыми и немыслимыми удобствами? Вероятно, в том, что они лишены основного отличительного свойства кошачьего племени – возможности «гулять самим по себе».

 И вот, когда вы за час-полтора насюсюкаетесь над милыми котиками на выставке и насытитесь глаМУРРРом:

Самое пора вернуться в реальный мир и встретиться с обитателями улиц и подворотен.

Благо, престарелый Минск, как всегда, приветлив и терпелив к усато-полосатым.

Пускай дворовые коты в Минске грязные и измученные (все-таки март на дворе) – они выглядят по-кошачьему круто.

Хотя, разумеется, и эти гордые странники с удовольствием променяли бы свою свободу на резиновую мышку и теплый уютный дом.

 Благо их никто не гоняет, а навыворот: многие жители «сталинок» очень отзывчивы и не прочь подкормить чумазого взъерошенного котяру.

Неудивительно, что многие представители кошачьего племени с удовольствием «прописываются» во дворах старого Минска.

Тут уличные коты руководствуются шиллеровским принципом «Живи и давай существовать другим», поэтому даже нахальные голуби, фланирующие неподалеку, чувствуют себя вполне уверенно.

 Понятное дело, не все городские коты готовы спокойно позировать в фотосессиях: порой сказывается негативный эксперимент общения с бесхвостым человечьим племенем или вообще отсутствие такового.

Чтоб запечатлеть шустрых усатых красавцев, камера Mate 8, выручавшая и своей «скорострельностью», и быстрым зумом, и мгновенной фокусировкой, и работой в разных условиях освещенности, была будто нельзя кстати. Все же в некоторых случаях хвостатые оказывались шустрее, и оставалось лишь следить за разбегающимися в разные стороны уличными котами.

Когда-то, в давне-советские времена, любая газета непременно имела рубрику под названием «Два мира – две судьбы». А вы сами будто думаете, кому из котов больше повезло – баловням фортуны или «вольным стрелкам»?

И можно ли жажду свободы утолить роскошью подстилки и изобилием кошачьих кормов? В книгах Сетон-Томпсона и Бианки зверюшки вечно предпочитали вольницу…

И напоследок: издревле хозяин дома считал честью покормить усталого путника. Ну-ка и что, если у странника четыре лапы и хвост? Кошка – она ведь тоже человек!

Holiday.by

Обсуждение закрыто.