Вы просматриваете: Главная > Тусовки за границей > Вена. Полмиллиона секунд. Часть II

Вена. Полмиллиона секунд. Часть II

После прекрасного и по-венски вкусного завтрака, вооружившись новыми картами памяти, запасными аккумуляторами и теплыми шарфами, мы радостно впорхнули в старый город. Помните в «Любовь и голуби», будто Вася «выпал» из дома в пицундское море, вот примерно также… Разом слева от нашего отеля располагается метро Шведенплатц, и мы запланировали приобрести-таки проездной, и не мучить конечности… Спустившись в андеграунд, увидели «адские машинки» по выдаче проездных билетов. К счастью, напряженная обстановка в мире не вызвала у австрийцев желания прибрать русский язык из автоматов, и мы с радостью купили проездной на 3 дня (это самый выгодный тариф -16-50 евро). Будто только заветные билеты оказались у нас в руках, мы тут же заскучали, что многое пропустим и не увидим, проезжая доля пути в метро. Пристально глядя друг другу в глаза, мы поняли, что поторопились с покупкой, выскочили назад на поверхность Земли, да и «нехай» поболят эти конечности, зато мы опять цельный день сможем охать и ахать по поводу «незаезженной» венской красоты…

Сделав острый разворот налево от метро, мы сразу же увидели первый «белый гриб » на нашей грибной охоте — старинную храм святого Рупрехта.

По сути, она ровесница города. Построена храм в период 796 — 829 гг. Это было первое постройка в этих краях после ухода римских войск, которые оставили за собой пепелище, этот святилище стал символом возрождения. Интересно, что до 12 века Рупертскирхе была главной церковью Вены. Ранее на этом месте находился „Дом для молитв и размышлений“. В Средние века тут находился городской центр торговли солью, её доставляли на кораблях по одному из рукавов Дуная, какой тогда подходил ближе к церкви.

Рупрехт был „главным по соли“ в то время. Его называли Рупрехт Зальцбургский, христианский миссионер, которого считают покровителем торговцев солью.

Мы так и не попали вовнутрь, очень хотелось увидеть святого с бочонком соли.

Мы тут летом с суженым моим почитай 3 месяца соли не ели, и так мы горячо поняли, что это важнейший продукт человечества… Хотели поклониться Святому, и сказать все, что мы думаем об этом продукте… Но сейчас этот святилище не функционирует как действующая приходская церковь. В нём проводятся концерты церковной музыки, экскурсии, выставки. Хотя, говорят, там кушать что посмотреть.

В церкви сохранились самые старые в Вене колокола 1280 г. и витраж 14-го в., на котором изображена Пресвятая Богородица с Младенцем, тоже считающийся самым старым в городе.

У стены можно видать статую святителя и епископа Зальцбургского Рупрехта (и тоже с бочонком соли).

Живописный небольшой квартал вкруг храма в народе прозвали Бермудским треугольником (Bermuda Dreieck) из-за изобилия расположенных в нём баров. Древняя храм Ruprechtskirche очень экзотично выглядит на их фоне. Она словно создает атмосферу „безвременья“….

Другая дневная достопримечательность — синагога. Это единственная венская синагога, которая пережила Хрустальную ночь 9 ноября 1938 года лишь потому, что ее совершенно не видно снаружи (по требованию Иосифа II, при котором она была возведена). Ныне у входа в нее всегда стоят полицейские с собаками: в начале 1980-х синагога подверглась теракту (уместно, это были годы активной еврейской эмиграции из CCCР, что сочли одной из причин).

Ну-ка, а следущей нашей целью, прямо по курсу и через 3 минуты неторопливым шагом, была площадь Hoher Markt.

Выход на площадь Хоэр-маркт предваряют два здания, а между ними галерка с аркой. Здесь -то и разместилась местная достопримечательность — часы „Анкер Ур“. Ныне на домах и церквях Вены размещаются почти 200 различных уличных часов, но среди них эти настоящая » жемчужина». Проходя под аркой, обращают на себя внимание консоли. С одной стороны это фигуры Адама и Евы, а с другой — Ангела и Дьявола. Циферблат часов, обращенный к площади, украшен двумя изображениями: дитя, играющий с бабочкой и Смерть с песочными часами. Эти аллегории жизни и смерти должны были подчеркнуть быстротечность времени. О часах написано немало, не буду повторяться. В полдень начинается парад персонажей — в течение четверти часа под музыку все они проходят перед зрителями. Список персонажей и мелодии им сопутствующие перечислены на доске, помещенной на доме № 10. Каждому персонажу соответствует своя особенная музыка…. Ну-ка, вообще, интересно.

Хоэр-Маркт, что значит «площадь Верхнего рынка» — старейшая в городе. Собственно это возвышенное место было сердцем римского лагеря Виндобона. Во время раскопок 1945 г. археологи обнаружили под мостовой останки римского лагеря, фундамент дома претория, в котором, возможно, жил император Марк Аврелий и здесь же в 180 г. он и скончался от чумы. Кроме этого, сохранилась доля римского акведука и домов 2–3 веков.

Площадь Хоэр-Маркт упоминается в истории уже в 1203 г., и с тех пор не изменила своей конфигурации. На площади стоял постыдный столб — средневековая рыночная площадь всегда была одновременно и местом суда и местом многочисленных казней, которые проводились публично. Для городских жителей публичные казни были привычными, нередко даже воспринимались как развлечение. Время для казней выбирали наиболее удобное для большинства жителей города: оптимальным считался полдень, неплохо, в рыночный день. Чаще всего применялась смертная казнь чрез повешение, она следовала практически за все уголовные преступления — смертоубийство, воровство, и даже за политические преступления.

Украшением площади считается этак называемый «Фонтан обручения» или «Фонтан Иосифа», изображающий обручение девы Марии и Иосифа. Своим появлением он обязан клятве императора Леопольда I воздвигнуть монумент в честь счастливого возвращения его сына, будущего Иосифа I, с войны за Испанское наследство.

А мы отсюда по улице Випплингерштрассе (а улица эта — проходит по древней римской дороге) мы отправляемся дальше, к Старой ратуше, которая размещалась тут уже с 13 века. Раньше этот дом принадлежал богатому семейству Хеймо, но их обвинили в заговоре против Габсбургов, и особнячок отобрали в пользу города. Роскошный дом, мы долго любовались на его фасад. К сожалению, залы заседаний доступны лишь во время проведения мероприятий.

Выйдя из-под арки, мы обратили внимание на здание, находящееся визави Старой ратуши. Это бывшая Богемская придворная канцелярия — еще одна роскошная барочная постройка основы 18 века.

Рассматривая подобные дворцы еще раз можно увериться, насколько справедливым было восхищение путешественников великолепием венской архитектурой. Дома с их пышными порталами, скульптурой, завитками рельефного орнамента, рядами нарядно обрамленных окон и тяжелыми красивыми карнизами давали впечатляющий поле венской жизни. О назначении этого здания говорит оформление портика имперским орлом и двумя коронами.

Ныне здесь располагается конституционный и административный суд Вены.

Пройдя вдоль итого фасада Старой Ратуши, сворачиваем направо на Сальваторгассе. И еще одна храм. Церковь, которую я не видела в путеводителях — часовня святого Сальватора с красивым ренессансным портиком — постройку 1520 г. Весьма, надо сказать, оригинальную.

Сальваторгассе выводит нас к одной из лучших венских храмов — Мария-ам-Гештаде, т. е. церкви Марии-на-берегу. Будто и церковь святого Рупрехта, храм стоял когда-то на берегу старого русла одного из рукавов Дуная — отсюда и название.

Я думаю, что посвящу ей отделный фотоальбом, а здесь скажу лишь, что эта изящная церковь надолго приковывает внимание. Эта храм была единственной для дунайских паромщиков (с 12 века). Прекрасная готическая зодчество. В её фундаменте сохранились фрагменты римской кладки. Церковь повторяет извилина переулка.

Полюбовавшись на внутреннее убранство церкви и на выразительные изваяния химер на фасадах, возвращаемся на Випплингерштрассе.

И сразу чрез улицу барочное здание, за которым скрывается маленькая красивая площадь Юденплатц, где в XII веке существовало гетто.

Его история завершилась погромом 1421 года, когда почитай все евреи города были сожжены на костре или покончили с собой, чтоб избежать этой участи.

Это место много раз пытались отметить каким-нибудь монументом, хотя, будто обычно в Вене (чьи отношения с евреями так и не прояснены), не знали, монументом чему собственно. В 1935 году здесь был поставлен памятник Лессингу — весьма неловкий по концепции, поскольку Лессинг был не столько крещеным евреем, сколько прежде итого великим немецким просветителем XVIII века.

В 1996-м город решился еще на один монумент, на сей раз жертвам холокоста. Был построен мавзолей из погибших книг, поставленных к зрителю оборотной стороной.

Возможно, такая трактовка объясняется тем, что евреи «всегда были народом книги, и именно книги вечно были их главными памятниками». Вдоль основания памятника написаны названия австрийских концлагерей, в которых в годы войны погибли 65.000 австрийских евреев. Рейчел Уайтрид, автор этого монумента, подчеркивает, что монумент защищен специальным покрытием, предохраняющим от граффити. Но если все-таки удастся нарисовать на монументе свастику или что-то в этом роде, то, по мнению скульптора, это будет еще одним напоминанием о произошедшем прежде. Символический вход — двери без ручек.

Рядышком недавно открытый музей Юденплац, смысл которого в том, чтоб примирить всех: при установке монумента были обнаружены останки синагоги, сожженной здесь в 1421 году, которые еврейская община Вены сочла более важными, чем монумент; теперь они показаны в музее.

И все же, пожалуй, самую сильную память о погибших когда бы то ни было евреях хранит на этой площади дом N2 и рельеф XVI века с изображением крещения Христа.

Латинская надпись на нем гласит: «Крещением в реке Иордан тела очищаются от болезни и зла, и все тайные грехи обращаются в бегство. Этак пламя, яростно возжегшееся в 1421 году по всему городу, очистило его от ужасных преступлений еврейских псов. Будто однажды мир был очищен водой, так теперь он был очищен огнем». Зачищен, иными словами.

Чтоб как-то развеять грусть, мы решили зайти на соседнюю площадь, помянуть всех загубленных евреев, подняв в их память чашечку глювайна.

По дороге увидели Музей Часов. Но я вспомнила, какой детальный отчет был у Марины недавно, и решила сэкономить время, тем более, что Марина весьма подробно описала все экспонаты.

От Музея Часов несколько метров до самой большенный площади Внутреннего города — Ам-Хоф, что значит — «У двора».

О площади Ам-Хоф весьма красочно писала Таня Лискер, поэтому я постараюсь быть краткой.

Когда-то тут была первая в Вене арена рыцарских турниров. В подвалах некоторых домов, стоящих на площади, можно заметить стены ещё римской кладки. С 14 в. здесь существует храм Девяти ангельских хоров. Прекрасная и исторически значимая.

Когда-то в начале 13 века тут разместились монахи католического ордена кармелитов. Через 3 века святилище перешел к ордену иезуитов. Еще через 3 века он стал гарнизонным.

Необычно его архитектурное решение — центральная доля не выступает вперёд, а, напротив, углублена, что позволило создать террасу, или балкон. Несколько один балкон был местом важных исторических событий. В 1804 году, так, Франц I отсюда объявил о прекращении существования Священной Римской империи, отрекся от её короны, и провозгласил Австрийскую империю. Фасад церкви изобильно украшен скульптурой, а центральная часть стилизована в виде триумфальной арки. В этом храме исполнялись церковные произведения молодого Штрауса ещё до того, будто он посвятил себя лёгкой музыке.

На площадь Ам Хоф выходит еще одно шикарное дом— Здание городского Арсенала.

Фасад украшают мощные скульптурные композиции — имперский орёл под короной, воинские доспехи, венчает композицию изображение земного шара. Ещё в 13 в. на площади разместился Монетный двор, затем его передали оружейникам, и возник Арсенал.

Позднее там расположилось Управление городской пожарной охраны, и сейчас существует Музей истории пожарного дела.

В соседнем здании располагалось имперское военное министерство, откуда 6 октября 1848 года восставшая гурьба вытащила на улицу министра, графа Латура, и повесила на ближайшем фонаре.

В центре площади возвышается колонна Святой Богородицы — Мариензойле, отлитая в бронзе в 1667 г.

У ног Святой Девы ангелы в латах сражаются с четырьмя проклятиями человеческого рода — чумой, войной, голодом и ересью.

Во время Тридцатилетней войны, когда Вене угрожала серьёзная опасность от подходившей армии шведов, Фердинанд III дал обет поставить монумент во имя милости Богородицы, если Вена будет спасена — и желанное чудо произошло: шведские войска ушли, не став штурмовать город.

Присутствие ярмарки в самом центре площади немного затрудняло нам осмотр, но как неплохо мы подкрепились!!! Пунш с ежевикой придал нам сил! Разрумянились и воодушевились шагать дальше. Не вспомнили ни о билетах на метро, ни об экономии сил. Вена была этак прекрасна

По соседству с площадью бывшей герцогской резиденции находится небольшая треугольная площадь Фрайунг, которая за свою долгую историю была и свалкой, и ареной для бродячих комедиантов, и даже местом публичных казней. В центре площади находится Австрийский фонтан, созданный по проекту Людвига Шванталера.

Центральная скульптура символизирует Австрию. Бронзовые фигуры внизу олицетворяют Эльбу, Дунай, Вислу и По — главные реки некогда огромной империи Габсбургов.

Вкруг фонтана, естественно, шумела очередная ярмарка. Говорят, что Рождественская ярмарка на Фрайунг — самая старая в Вене.

Но доминируют тут, безусловно, дворцы.

У каждого из которых есть внутренний двор с каким-нибудь дорогущим рестораном. В Palais Harrach проходят популярные выставки; в Palais Daun-Kinsky находится офис артаукционов.

Венская знать— около 70 семей, крест-накрест переженившихся между собой, все члены которых обращались товарищ к другу на «ты», — до самого начала ХХ века оставалась верна средневековому городу, не желая переезжать за его пределы. Родовые резиденции были построены по большей части еще в эпоху барокко, и вплоть до 1910-х годов их обитатели фактически игнорировали XX век: их жизнь, будто и в эпоху барокко, состояла из охоты, выездки, балов, лакеев, ночных горшков и многих тысяч бессмысленных ритуалов, одним из которых было и искусство.

Из совсем иной оперы — и стилистической, и социальной — шикарный Palais Ferstel с фасадом в стиле неоренессанс, построенный в 1856 году архитектором Генрихом поле Ферстелем для Австро-Венгерского национального банка. Внутри находится основной храм демократии XIX века — общедоступный торговый пассаж; Ферстель исполнил его в изумительном неовизантийском стиле. В XIX веке Габсбургская империя владела короткое пора Венецией, откуда и получила византийский, слегка восточный импульс; для торгового пассажа эта нота означала ударение на экзотике, аромат импортности.

Мы попали туда вечером, играла арфа, люд улыбались друг другу….

В недрах этого пассажа прячется знаменитое Café Central (основной вход с Херренгассе), самое роскошное кафе Вены.

В начале ХХ века оно было местом встреч социалистов и большевиков, а также разного рода неимущих маргиналов. За мраморными столиками пили кофе многие литературные и политические знаменитости — такие будто Бертольд Брехт и Зигмунд Фрейд. Завсегдатаем «Централя» был Троцкий, какой жил в Вене с семьей на неотапливаемой вилле на окраине (из соображений экономии) и ездил сюда на трамвае — нагреваться, читать газеты, играть в шахматы, беседовать о судьбах мировой революции.

На противоположной стороне площади — комплекс зданий Шотландского монастыря, или «Бенедиктинского аббатства Нашей возлюбленной Матери» при шотландцах — этак звучит полное название.

Правда, на самом деле основателями монастыря были ирландцы. Но так будто Ирландия в средневековье именовалась Великой Шотландией, то основанные ирландцами обители по сей день именуют шотландскими. Любой преследуемый законом человек, сумевший добраться до этого монастыря, получал убежище и свободу — отсюда и название площади: от слова «фрай» — «свобода».

Пригласивший монахов в Вену в 1155 г. Генрих Язомирготт был похоронен в построенной ими церкви. Его фигура изображена извне на церковной стене. С именем этого герцога связаны не только важные страницы истории Вены, но и многочисленные легенды. Сохранились рассказы о том, что переодетый Генрих выступал на площади с бродячими цирковыми артистами. Говорили, что влюбленность к цирку (да и явные артистические способности) не случайны — подменили, дескать, настоящего сына Леопольда Святого на дитя циркачей. Истина, есть и другая версия: выступая на площади в составе цирковой труппы, герцог находился в самой гуще народа и мог узнавать истинные мысли и настроения своих подданных.

Интерьер церкви впечатляет утончённой сдержанностью и изяществом (будет в фотоальбоме).

Хотелось побродить по ярмарочным витринам, еще один отведать огненной воды, но нас ждала другая церковь, моя самая заветная на тот момент (не считая нашей РПЦ, естественно), храм, которую прекрасно показала однажды Рита — Вотивкирхе, или храм Обета.

Уже издалека видны на Ринге её шпили.

Силуэт храма, с прозрачными готическими шпилями, стенами из белого песчаника удивительно романтичен и создает ощущение старины. Вотивкирхе считается одним из самых значимых неоготических церковных зданий мира.

Стройка церкви продолжалось 23 года, освящение храма было приурочено ко дню 24 апреля 1879 г. — дню серебряной свадьбы императора Франца Иосифа и Сисси. Наименование «Церковь обета» связано с католической традицией строить соборы по обету в честь какого-либо события.

Храм была заложена в благодарность за чудесное спасение молодого императора Франца Иосифа. 18 февраля 1853 г. венгерский националист Янош Либени совершил покушение на жизнь императора. Нож нападавшего, при нанесении удара, напоролся острием на металлическую пуговицу, что спасло существование монарху.

По всей стране объявили сбор средств на строительство церкви «в благодарность за спасение Его Величества», более 300.000 граждан откликнулось на этот лозунг. Инициатором был брат Франца Иосифа Максимилиан, давший обет о возведении церкви.

Вышина ажурных башен церкви — 99 м, среди венских церквей Вотивкирхе занимает второе пункт по высоте после собора св. Стефана.

О внутреннем убранстве я рассскажу в фотоальбоме, поскольку этот святилище точно заслуживает отдельной «песни».

Ну, а поскольку «Вотив»-это ОБЕТ, в голове крутилась аналогия — пора на ОБЕД. Визави церкви — прекрасное одноименное кафе,

где мы переварили кучу полезной еды, и не менее полезной информации первой половины дня. И, уместно, здесь тоже готовят прекрасный «Захер».

Ну и после обеда, наконец, мы направили наши футы к вожделенной Ратуше,

которая еще со вчерашнего дня манила нас необычайно красивой иллюминацией.

К середине 19 в. Вена увеличилась территориально, число ее жителей достигло 450 тысяч. Старая ратуша, о которой я писала выше, стала чересчур мала, и на Ринге построили здание Новой Ратушы. Конкурс выиграл австриец, обитатель Вены, Фридрих фон Шмидт, предложивший проект в неоготическом стиле. В 1873 г. в присутствии императора состоялась торжественная закладка, стройка продолжалось 10 лет.

Протяженный фасад, обращенный на Ринг, формируют открытые аркады первого этажа. Ратуша изобильно украшена скульптурой.

Центральная выступающая часть завершается 98 м башней, на вершине которой установлена знаменитая фигура «Ратушного человека», ставшая символом Вены. Это хранитель ратуши — фигура рыцаря в боевом вооружении, высотой 3,4 м (ваятель Александр Нер). По бокам находятся еще четыре башни высотой 61 м.

С террасы ратуши открывается отличный вид на город, подняться сюда можно пройдя 256 ступеней (если бы вы видели сколько людей ломилось на эти ступени, то поверили бы нам — «как — нибудь в другой один поднимемся «- причем, хором)

Здесь каждое лето устраивается бал Конкордия. За центральным фасадом располагаются семь внутренних дворов, самый большенный— аркадный, в котором проводятся концерты летнего Венского музыкального фестиваля обыкновенно с 30 июня до 31 августа. Ежедневно на фасаде Ратуши загорается большенный экран, на котором демонстрируют лучшие оперы и музыкальные спектакли Венской оперы и других всемирно известных театров и концертных залов (и это тоже осталось в наших планах на будущие посещения).

Ярмарка вкруг Ратуши — одна из самых ярких, Таня Лискер замечательно писала о ней в отдельном рассказе, я лишь скажу, что мне чрезвычайно понравилось прогуливаться в окружающем Ратушу парке. Это была какая-то детская сказка… Столько сконцентрировано счастливых людей на единицу площади, я не видела такого общего вселенского удовольствия до этого….

Визави Ратуши стоит Городской Театр Вены (Бургтеатр), созданный в 1748 г. будто придворный.

На его сцене шли оперы и балеты с участием итальянских и французских актеров. Десять лет спустя после открытия впервой выступила австрийская труппа из венского предместья, постепенно вытеснив иностранных гастролеров. С 1776 г. арена стали называть «Придворный и национальный». В то замечательное время премьер-минимстр или магнат могли ходить неузнанными по улицам Вены, но придворного актра или оперную певицу узнавали любая продавщица и кучер. Спектакли имели «венский» колорит: Иосиф II распорядился, чтоб в театре не играли грустных спектаклей, поэтому, многие классические пьесы получили «Happy end» — этак родилась венская версия «Ромео и Джульетты» и «Гамлета».

За театром, в глубине квартала, находится небольшая площадь Миноритенплац, почитай все пространство которой занимает Миноритенкирхе (церковь миноритов) — мощный каменный святилище с высокой восьмигранной башней.

Минориты прибыли в Вену в 1224 г. В переводе с латыни «минориты» означает «младшие братья». Это монашеский орден проповедовал крайнюю аскезу и известен также будто орден францисканцев, по имени святого Франциска Ассизского. Миноритам был выделен участок земли, где они построили обитель и храм.

Полное наименование храма — Итальянская Национальная Миноритская Церковь Марии Снегов. Уже более двух веков она является культурным и образовательным центром итальянской общины в Вене. Самое интересное — в храме можно увидать сделанную в натуральную величину копию «Тайной вечери» Леонардо да Винчи, выполненную в технике мозаики. В 1809 г. Наполеон, завоевавший Милан, пожелал перетащить в Париж фреску Леонардо, что оказалось технически невозможным. Тогда он заказал ее мозаичную копию римскому художнику Джакомо Раффаэлли. Снимок была закончена к 1814 г., уже после отречения Наполеона. Австрийский император Франц Иосиф выкупил работу, ее торжественно перевезли в Вену, где она в 1847 г. заняла пункт в церкви.

Об этой мозаике ходит много мифических рассказов, я расскажу об этом в фотоальбоме, посвященном Миноритенкирхе.

Следующим пунктом нашей фотоохоты стал Парламент.

Дом Парламента завершает череду представительских зданий на Ринге. Архитектор Теофил Хансен решил его в виде античного храма. Искусник много лет жил и работал в Греции, в Афинах. Главным творением своей жизни Хансен считал дом венского Парламента. Решение повторить формы древнегреческой архитектуры было сознательным. Древний храм служил напоминанием, что демократические ценности унаследованы от политической системы, существовавшей во времена Древней Греции.

Центральную доля с портиком, по бокам завершают павильоны, также в виде античных храмов. К парадному входу ведет двойной пандус, украшенный скульптурами, изображающими мудрецов древности. Боковые флигели украшает великолепная колоннада, открытая для посетителей.

Перед Парламентом находится выразительный фонтан «Афина Паллада» скульптора Карла Кундманна (1902 г.). Конные монументы, фланкирующие фонтан, по мысли создателя, призывали депутатов усмирять во время обсуждения законов политические страсти.

В здание Парламента несколько один в день по сеансам проводятся экскурсии для организованных групп. Подобный визит стоит совершить, но мы почему-то отложили на «потом». Уместно, есть информация, что сотрудники службы безопасности преодолевают 13 км, чтоб осмотреть 1.500 помещений Парламента, на что уходит полный пролетарий день; в парламенте — 6.000 стульев, а общая площадь красных ковров составляет 1.000 кв. м. Вестибюли и залы украшают возле ста статуй. Кроме того, имеются 910 окон, 152 туалета и 240 осветительных приборов. Внутри Пароамента кушать комикс, он посвящен двум штатным кошкам, принятым на работу в Парламент, чтоб избавить его от неустановленного количества мышей, перегрызающих электрические кабели и провода.

Дом Парламента сильно пострадало в годы Второй Мировой войны. Двадцать девятого апреля 1945 г. первоначальный федеральный канцлер Австрии Карл Реннер, глядя на разрушенный парламент, сказал: «Мы взволнованно смотрим на эти руины и клянемся возродить их, реорганизовать в величественный храм свободы». Парламент возродился, вновь став одной из главных достопримечательностей столицы Австрии.

Визави Парламента — Народный парк (Фольксгартен)

— живописный уголок, в который мы и отправились, чтоб взглянуть, в первую очередь, на мою любимую Сиси. Скульптуру из белоснежного мрамора изваяли в 1904 г. Императрица, сидящая на скамье, устремила печальный взгляд на античный храм, напоминающий ей Грецию, страну, которую она этак любила.

Небольшой парк во французском стиле был разбит разом после взятия Вены Наполеоном. Для широкой публики он был открыт лишь в 1820 г. Парк предназначался для отдыха достойных горожан, в первую очередность аристократии, так что название «Народный» было весьма условным. В теплое пора года в роскошном парке проходили концерты, часто здесь звучала музыка Иоганна Штрауса.

Романтическое расположение усиливает присутствие в парке Храма Тесея, утопающего в кустов алых роз. Сейчас постройка используется будто выставочный комплекс.

Фольксгартен, по замыслу садовников, выглядит немного запущенным, вызывая ощущение ностальгии, в его старинных фонтанах можно увидать заросли камышей и диковинные цветочки. И вот еще один предлог вернуться сюда летом….

Не один раз за день нам в голову приходила дума, что утром у нас куплен проездной, и мы можем передвигаться пошустрее, но так и не смогли спуститься книзу… А как это сделать? Вот пришли мы на Ринг. Вечер. Красивость. Стали вспоминать, что в 2015 году эта знаменитая улица будет справлять свой День Рождения, причем в 150-й раз!!!

1 мая 1865 года Франц Иосиф торжественно открыл самый прекрасный бульвар мира! Амбициозна, претенциозна, великолепна, как только мы эту улицу не обозвали! Ну как её глядеть, если не пешком… Конечно, мы возвращались сюда почти каждый вечер, и все пора открывали для себя что-то ранее не увиденное….

Вот — Монумент немецкому поэту Гете, он был установлен в 1900 г.

Парадоксально, но в Вене стихотворец не был ни разу. Тем не менее, решение об установке памятника поэту принято было венцами единодушно. Автор памятника ваятель Эдмунда Хеллмер. Поэт изображен сидящим в кресле, его руки устало покоятся на подлокотниках, взор задумчив. Скульптор изобразил Гёте уже почтенным и признанным мэтром. Надпись на памятнике крайне лаконична: «Гёте».

Ну-ка, а это здание — венский фетиш. Здравствуй, Опера!Ну, вот и свиделись)))

Венский Оперный арена— Мекка для любителей музыки, он входит в пятёрку лучших оперных театров мира. Однако, когда его завершили в мае 1868 г., лицо нового театра вызвал бурю критики. Венцы складывали ехидные стишки, газеты состязались в колкостях. Даже император, хотя и весьма деликатно, высказался о том, что дом кажется осевшим в землю. Подобные ассоциации возникают и сейчас — и не только из-за архитектурных пропорций здания, но и потому, что строилось оно на месте городского рва. Позже, когда строили соседние здания, делали метровую подсыпку грунта, этак что театр объективно стоит ниже. Но мнение императора видимо стало последней каплей, и архитектор Эдвард ван дер Нюль, занимавшийся интерьерами и оформлением фасадов, не выдержал нападок и повесился, а через два месяца скончался от инфаркта его коллега — автор общего плана и конструкции здания Август Зикард поле Зикардсбург. Это так потрясло Франца-Иосифа, что более вовек в жизни он не позволял себе оценивать произведения искусства, ограничиваясь фразой, ставшей венской поговоркой: «Это неплохо и очень меня порадовало».

Театр был торжественно открыт 25 мая 1869 г. в присутствии императора и венской знати. Давали «Дон Жуана» Моцарта.

Невысокая открытая аркада нижнего яруса служит укрытием любителям музыки, которые занимают очередность, чтобы купить недорогие билеты на стоячие места.

В день премьеры или спектакля, в котором заняты мировые знаменитости, можно видать, как в очереди, опоясывающей здание Оперы по периметру, люди на складных стульчиках читают, вяжут, пьют кофе. Стульчики они после сдадут в специальный гардероб и отстоят весь спектакль, многие с нотами в руках. В апреле, мае, июне и сентябре спектакли транслируют на экране размером 50 кв м, и те, кто не смог приобрести билет, рассаживаются на стульях на площади.

Сейчас солисткой Венской оперы является Анна Нетребко. Оркестр Оперы состоит из музыкантов прославленного Филармонического оркестра Вены. На каждую премьеру непременно приезжают президент и канцлер Австрии.

Сообразно указу императора, здание Венской оперы предназначалось «не только для постановки оперных и балетных спектаклей, но и для проведения оперных балов». Первоначальный состоялся 11 декабря 1877 г., оркестром дирижировал Эдуард Штраус, меньший брат знаменитого Иоганна. И до сих пор раз в году подмостки и зал Государственной оперы преображаются на одну ночь в огромный бальный зал — тут проходит венский Оперный бал. Он собирает около 5000 гостей. Стоимость ложи на время бала — 15–17 тысяч евро. Но посмотреть на праздник с верхнего яруса можно за 60 евро. Это торжественное великосветское мероприятие подчиняется строгому этикету. В присутствии президента Австрии и его супруги, федерального канцлера, кабинета министров и депутатов Национального совета открывают бал более ста пар дебютантов — не моложе 17 и не старше 24 лет. Девушки — в длинных белых платьях, юноши — во фраках. Заявка на участие подаётся до 1 сентября, непременно прилагаются биография и фото. Главное условие — умение танцевать вальс с левым поворотом. Решение о выборе дебютантов принимает специальная комиссия. Участвовать в открытии бала можно лишь один раз.

Вена с давних пор сохраняет за собой титул всемирный столицы балов. Каждый год в бальный сезон в Вене проходит возле 300 танцевальных праздников. Начинается бальный сезон с новогоднего праздника в Хофбурге — бывшей императорской резиденции, а завершается балом в Опере. На протяжении многих десятилетий Венский Оперный бал считается главным не только в Австрии, но и во всей Европе.

Покрутившись вкруг «центра музыкального мирозданья», мы вспомнили, что в двух шагах от нас — наилучший киоск по продаже сосисок! Он стоит на Альбертинаплатц и легко узнаваем по светлому шарику над ним.

Там вечно много туристов. Незадача в том, что немцы не пишут названия мясных лакомств по английски… Потому, мы словно Герасим с Муму, тыкали пальцем в понравившуюся колбаску и кричали — Зе сейм! Не буду лукавить, в мясе я не спец, но муж еду хвалил! И шнапс!

Сюда же, на Альбертинаплатц, выходит фасад одного из лучших отелей Вены — «Захер».

Вернусь на несколько часов назад и скажу пару слов о фиакрах… На Альбертинеплатц находится одна из стоянок.

Венские извозчики нередко являются большими оригиналами, известными на весь город. А если припомнить большую любовь венцев к музыке, то неудивительно, что извозчики даже поют для своих пассажиров. Одним из важных профессиональных качеств считается умение хранить конфиденциальность.

В центре города по-прежнему фиакры гремят колесами по мостовым, слышен цокот копыт и витает особый аромат— Вена держит первое место среди столиц Европы по количеству лошадей. Настоящие извозчики старого образца одеты в черное, носят цилиндр, владеют несколькими иностранными языками и с удовольствием расскажут вам о городе.

Опытные путешественники советуют: заказывайте «фарфоровую поездку», то есть спокойную и размеренную — этак раньше бережно перевозили ценный фарфор. Где-то я прочитала, что эта специальность передается по наследству и такую должность нельзя купить…

В центре площади — мемориал жертвам войны и фашизма.

Пункт было выбрано не случайно: дом Филиппхоф, находившийся здесь, был разрушен во время бомбардировки англо-американской авиацией 12 марта 1945 г. Сотни людей, которые прятались в подвале от бомбежки, остались под завалами, избавить их не смогли. Неизвестно даже точное число погибших. Памятник жертвам войны создан в 1988 г. Четыре грубо отесанных глыбы сделаны из гранита, какой добывали заключенные в каменоломне концлагеря Маутхаузен. На трех из них установлены мраморные композиции, каждая представляет ужасы войны, а рядом на земле гротескная фигура еврея, на четвереньках драящего мостовую. Об этом еврее я скажу в другой один. Мне захотелось придти на эту площадь в светлое время дня, чтоб посмотреть еще раз на мемориал.

Мы поднялись на террасу Альбертины, тут играла громкая музыка, некоторые люди танцевали, кто-то пел, кто-то пил…

На террасе установлена конная скульптура эрцгерцога Альберта фон Тешен.

Но это не знаменитый владелец коллекции, а его тезка — заключительный полководец из династии Габсбургов. Эрцгерцог Альберт одержал победу в битве при Кустоце 24 июня 1866 г., когда армия Австрии под его предводительством нанесла разгром превосходящим силам итальянской армии. Это была едва ли не единственная победа Габсбургов в катастрофической Австро-прусской войне.

С террасы открывается облик на Бурггартен — Дворцовый сад.

Он был разбит в 1820 г. на месте взорванных Наполеоном городских укреплений для членов императорской семьи. План сада в английском духе принадлежал Людвигу Ремю, а оформление было поручено придворному садовнику Францу Антуану, известному ландшафтному архитектору. После падения монархии Бурггартен стал общедоступным.

После Альбертины мы вдруг поняли, что немножко устали. Решили просто попить кофейку с глювайном и неспешно углубиться в знакомые уже нам места — Грабен, Штефенплатц… И бродить — ходить, пока Морфей не гаркнет нам в ухо — Хватит!!!

Не знаю, будто туристы умудряются пройти и изучить Внутренний Город за день… Не осуждаю и не восхищаюсь. Попросту недоумеваю. А, может, мы немного сошли с ума от всего увиденного…

У нас прошло почитай два дня, но Вена только — только приоткрывала свои завесы над тайнами своей личной жизни. И сколько бы ни говорили люд, что напыщенная, или там горделивая… Я не заметила. Яркая, веселая, неунывающая Вена. С её высокопрофессиональными артистами на улицах, с её яркими витринами, фееричными базарами, детским смехом… Весьма нравится. Очень… Как хорошо, что у нас есть еще 4 дня… И не выбросить бы поутру ненароком наш проездной…

Лучшие материалы на Туристер.ру

Метки: , , ,

Обсуждение закрыто.