Вы просматриваете: Главная > Тусовки за границей > Вена. Поездка в Зальцбург. Часть третья (заключительная)

Вена. Поездка в Зальцбург. Часть третья (заключительная)

Первую и вторую части рассказа можно посмотреть и почитать вот тут и здесь.

Ещё в Москве, заказали себе экскурсию в Зальцбург. Могли бы, разумеется, город Моцарта посетить гораздо раньше, но… уж больно в Мюнхене пиво было плотное на «Октоберфесте» и колено вепря аппетитное. От Мюнхена до Зальцбурга рукой подать, час езды. От Вены до Зальцбурга — 330 километров.

Пустячок, разумеется, по меркам Сергея Васильца (vasilets). Этот пилигрим в Индии протрясся 8 часов из Гоа в соседний штат до деревушки Хампи. Причём ехал он, не по автомобильным дорогам, а по ухабистым направлениям, чем вконец ухайдокал вестибулярный аппарат своей любимой супруги Галины. У нас всё иначе: шикарный автобан, персональный автомашина «Мерседес», индивидуальный гид по городу. О чём ещё может грезить скромный и непритязательный любитель туризма?

Позавтракали раньше обычного и 8 утра выехали в Зальцбург. По дороге перезнакомились. Наш водитель Михаил, совсем не кокетничая и без ложной скромности, отрекомендовал себя, как — «лучшего в профессии на территории Центральной Европы». Подозреваю, Михаил совершенно не лукавил. Думаю, что именно так и обстоит дело. Я сам за рулем уже возле тридцати лет, поэтому могу судить о шофёрском профессионализме других тоже вполне профессионально. Михаил на трассе был абсолютно уверен в себе, ехал скоро, но не создавал при этом совершенно никаких проблем прочим автомобилистам, пять предчувствуя и понимая действия на трассе других водителей и избегая даже намёка на какую-либо внештатную ситуацию на пути следования. Еще Михаил открылся нам, будто интересный собеседник, знающий не только свое водительское дело. С ним абсолютно вольно можно было разговаривать на самые разные темы: о политике и о балете, о способах приготовления сома, поджаренного в ветчине на подложке из фенхеля и о тонкостях выплавки легированной стали. Интеллект и эрудиция Михаила были на такой же высоте, будто и его водительское мастерство.

Нашего гида по Зальцбургу зовут Виталием Лобовым. Мы с Олей, где бы не путешествовали, вечно берем индивидуальные экскурсии с индивидуальным гидом, которые нам подбирает кудесница «наша Маша». Чрез нас прошло уже несколько десятков гидов, но лишь немногие из них запали в душу и задержались в памяти. Их мы вспоминаем с теплотой и благодарностью. В нашем рейтинге гидов Виталий прочно укоренился на почетных 4–5 строках. Умница и эрудит, пять знает свой предмет и историю, интеллигентен и предупредителен, разбирается в музыке, политике и не только в них — вот вдали неполный перечень добродетелей нашего гида Виталия. Смело могу порекомендовать Виталия всем своим друзьям на туристере.ру для организации экскурсий на всей территории Австрии. Найти его весьма просто. Он на нашем сайте «живет». Среди гидов по Вене на туристер.ру любой его легко отыщет.

Путь в Зальцбург ровна, красива, привлекательна, а ещё и познавательна при этом. Автобан, ведущий из Вены в Зальцбург, представляет собой скоростное шоссе. Покрытие вполне приличное, но не такое идеальное, которые мы недавно наблюдали в окрестностях Шанхая. По сравнению с китайскими дорогами и автобаны Германии «отдыхают». «Сказки Венского леса» до этой поездки я считал выдумками Штрауса-сына. Это тот, какой основной из Штраусов. Вообще-то, этих знаменитых на весь музыкальный мир Штраусов было целых четыре, будто в русской сказке — отец и три сына. Так вот, Венский лес оказался полной реалией. Он тянется от Вены по трассе километров, наверное, сто. Вернее будет сказать, наша дорога проходит сквозь Венский лес. Зрелище из окна автомобиля представлялось весьма привлекательным и если бы не туман, то вполне можно было бы воспользоваться фотоаппаратом.

Сейчас о познавательности дороги. Пока мы ехали в Зальцбург, Виталий вдохновенно рассказывал нам о…? Ну-ка, конечно же, о Моцарте, о ком же ещё нам тут по дороге «тёрки тереть»?! Ведь мы едем в Зальцбург, на родину величайшего из композиторов! Виталий оказался великолепным рассказчиком, внимать которого — одно удовольствие. Историю Моцарта, я конечно, на страницах туристера пересказывать не стану. Дудки повести печальнее на свете, чем эта — о великом Амадее! Скажу лишь, что версия об отравлении композитора его завистником Сальери вполне жизнеспособная. Никто этак достоверно и не знает диагноза болезни, от которой Амадей умер в 35-и летнем возрасте. Сохранилось несколько историй болезни классика от разных врачей, наблюдавших музыканта, но все эти истории противоречат товарищ другу. А доподлинно известна следующая печальная действительность. Отпевали тело покойного не в Соборе Святого Стефана, а в часовне возле него. Похоронили Моцарта по третьему разряду в полотняном мешке в братской могиле совместно с бедняками. Проводить гения в последний путь не пришли ни его супруга Констанца, ни его лучший друг композитор Гайдн. Дела, дела, не до похорон будто-то… Похоронить гения, похоронили, а вот где? О месте захоронения разом как-то и позабыли. Так что место могилы Иоганна Хризостома Вольфганга Теофила Моцарта (полное имя от рождения) ныне никому не известно. Вот она — людская благодарность! В наше пора на имени Моцарта зарабатываются миллионы.

Грустно это как-то, даже трунить на этот счёт не хочется…

Пока мы слушали, высунув от любознательности языки, интереснейший рассказ Виталия, то совсем не заметили, будто подъехали к озеру дивной красоты «Mondsee».

Вода в нем так чиста, что каждую весну, едва сойдет с озера лёд, здешний бургомистр выходит на берег, зачерпывает полную кружку озерной водицы и демонстративно перед теле-камерами выпивает оную до дна. Смотрите, мол, дорогие мои херры и фрау, какую экологию для вас поддерживает ваш излюбленный бургомистр.

Рядом с озером есть ресторан, где можно нужду от двухчасовой дороги справить и сувениров прикупить в местном магазинчике. Мы приобрели канделябр, теперь вот смотрим на него дома, радуемся и вспоминаем нашу прекрасную поездку в Зальцбург.

А вот и Зальцбург-проказник. Отчего проказник? Да потому, что только в таком городе мог уродиться такой проказник и такой гений, как Моцарт, которому в жизни, якобы, всё давалось легко и играючи! При жизни Амадей был ещё тот проказник. Не верите? Скажете: «Наговор, грязный поклёп. Не мог великий композитор быть шалуном!». А вот и нет. Был!!! Посмотрите «Амадей» Милоша Формана и… хватит препираться, мы приехали, пожалуйте из авто!

Оставили Михаила один на один с его автомобилем, а сами, ведомые Виталием, двинули по городу. Дудки, не себя показать, город для начала посмотреть, а там уж, будто получится. Первое, что увидели, было дворцом «Mirabell» с одноименным парком. Когда-то весьма давно, а если уж быть более точным — в 1606 г., здешний архиепископ Вольф Дитрих фон Райтенау втрескался по уши в купеческую дочку Саломею Виола. Решил святой отец, чтобы привлечь к себе расположение предмета своей страсти, сделать Саломеи подарок. Приказал архиепископ выстроить для обожаемой купчихи дворец с парком и назвал его в честь своей любимой — «Альтенау». Будто известно, жениться епископам — не моги, грех смертный! Но наш поле Райтенау презрел и божеские законы, и человеческую молву. Стал он со своей возлюбленной существовать-поживать, да детишек наживать. Саломея родила архиепископу целых 10 отпрысков. Слава о распутном архиепископе докатилась до самых верхов католической церкви и… Вольфа Дитриха поле Райтенау сместили с его поста. А чтобы постыдные деяния бывшего похотливого архиепископа не напоминали людям о его грехопадении, переименовали дворец в «Mirabell». В парке полно античных статуй и фонтанов, однако… как-то здесь всё очень уж серо и печально. И даже клочки зелени, выбивающиеся кое-где из-под снега, не спасают положения.

Представляем с Олей, какая же красивость здесь летом! Лазурное небо, буйство красок, плеск фонтанов, ребяческий смех, симпатичные девушки в платьях восемнадцатого века и с зонтиками дефилируют по аллеям «Мирабельсада». Ах! Хочу, хочу, хочу, хочу!!!

Однако, нам пора к дому Моцарта, в котором он жил в период с 1773 по 1780 г. В этом доме умер его папа Леопольд Моцарт, оставивший также свой след в музыкальной культуре. Огорчу своего Читателя: дом Моцарта, к глубочайшему сожалению, является грубейшей подделкой. Натуральный дом был разрушен бомбой в конце Второй мировой войны.

Рядышком с домом Амадея возвышается римско-католический собор — роскошная храм Святой Троицы. Вот это уже ЧТО-ТО, будет потираем мы с Олей на легком морозе свои замёрзшие ручонки! Замечу, что храм Святой Троицы своей красотой и великолепием неизменно (так, по крайней мере, пишут путеводители) притягивает к себе толпы туристов. Однако, это, наверное, был не наш случай. Кроме друг друга, мы с Олей туристов в ближайшей округе церкви не обнаружили.

В Зальцбурге в разные годы его истории проживало немало известных и знаменитых людей. Здесь, куда не глянь, обязательно найдется какое-нибудь постройка, в котором или родилась, или проживала знаменитость. Вот в этом доме жил Кристиан Доплер, какой прославился своим эффектом. В наше время кто только эти эффектом не балуется. В медицине, в космических исследованиях, радиолокации — всюду применяется эффект Доплера. Да что там говорить, даже наши гаишники и те помешаны на этом эффекте, зарабатывая себе на хлеб с маслом и икоркой при измерении скорости наших автомашин.

А вот тут творил и проживал великий Герберт поле Караян. Был Герберт дирижёром, но зато каким! На весь мир гремел, когда махал своей палочкой, управляя Берлинским филармоническим оркестром. Вот, будто громко в те времена играли! Не то, что нынче!

Рядом с домом Караяна находим совсем чуднУю металлическую композицию. Да, искусство поистине не признаёт границ и рвётся во все щели простраций.

Зальцбург разбивается рекой Зальцах на две части. На правом берегу реки расположен Новоиспеченный город, на левом берегу — Старый.

Правда, это всё весьма условно. Ведь город очень стар. Его основал епископ Руперт в 700 году нашей эры. Смекаешь, Читатель, как Зальцбург старше нашей Москвы? Кстати, Руперта за его благие дела причислили к лику Святых. Ныне он — покровитель города и второй человек в Зальцбурге. Первоначальный, конечно, Моцарт. Кто бы сомневался.

По извилистому мосту «Makart-steg» переходим из Нового в Старый город. С моста открываются заманчивые виды на Старый город, с доминирующей над ним крепостью «Хоэнзальцбург». Замок, между прочим, будет древний — его построили в XI веке. Он, пожалуй, единственное пункт в городе, никоем образом не связанное с В. А. Моцартом. Во всяком случае, композитор уж точно не прикладывал свою руку к его строительству. Исторический факт, не поспоришь!

Однако, не крепость и не окружающие виды удивили нас с Олей на этом мосту. Поразило совершенно другое: как такая лёгкая конструкция пешеходного моста не рухнула до сих пор в воды Зальцаха под тяжким гнётом всеобщей человеческой любви?

Дом, в котором родился Моцарт, уверяю вас, видел любой, кто побывал в Зальцбурге. На площади возле святыни местные, будто те негры на площади Конкорд в Париже, впаривали туристам за 2,5 евро горстку каштанов. Оля купилась на это, я же гордо отказался. Наверное, все видели фасад моцартовского дома с улицы Гетрейдегассе. А вот тыльную доля здания, куда также выходят окна знаменитого семейства видели немногие. Нам тыльная сторонка дома показалась даже более интересной. Но, это, будто говорится, дело вкуса.

Как я уже упоминал, Зальцбург весьма старый город.

В 696 году епископ Руперт получил надел от Баварского герцога и на этих землях основал в 700-м году пару монастырей: дамский «Ноннберг» и мужской -«Бенедиктианское аббатство Святого Петра». С этих монастырей и начал прирастать Зальцбург — Соляной город. Земли, которые получил Руперт, были сплошь напичканы солью, которая на рынке в те времена стоила в буквальном смысле на вес золота. Холодильники в те годы ещё не изобрели, а продукты консервировать на «чёрный день» было жизненно важной необходимостью. Вот на этой соли церковники и жировали, будто нынешние подмосковные власти пухнут на продаже земель под особняки. Не случайно Руперта изображают всюду с бочонком соли. На ней он себе состояние сделал.

Место для постройки монастыря Святого Петра буквально отвоевывали у гор. Оно было вырублено из скалы Мёнхсберг, которая аббатство подпирает и поныне.

В 1143 г. на территории монастыря возвели Собор Святого Петра, в котором захоронили мощи Святого Руперта. Собор Святого Петра был любимой церковью Моцарта. Композитор даже написал специально для храма свою знаменитую «мессу си-минор».

Монастырь действующий. Ныне здесь проживают около 30 монахов. Посмотрев на «скромные» опочивальни слуг Господних, отчего-то подумалось: «Да, курчаво живется нынче монастырской братии! Квартирный проблема их явно не испортит».

Одной из самых известных достопримечательностей монастыря является… погост. Считается, что кладбище аббатства СП — одно из самых красивых в Европе

. С этим вполне можно согласиться. Погост очень древнее и быть похороненным здесь весьма престижно и почетно. Ушлые монахи, потеряв в наши дни заинтересованность к соли, как к средству преумножения своих капиталов и неуёмного обогащения, принялись торговать места на кладбище своего аббатства за «бешеные» деньги тщеславным толстосумам. Говорят, что земля тут под захоронения продана как минимум на сотню лет вперед.

Поклонились могиле Марии Анне Моцарт, старшей сестре Амадея, которая когда-то блистала в лучших концертных залах европейских столиц совместно со своим братом-вундеркиндом,

и пошли в старинную монашескую хлебопекарню, которая до сих пор работает от самой настоящей водяной мельницы.

Благоуханный запах свежеиспечённого монастырского хлеба, настолько вскружил супруге голову, что она тут же купила себе булку и прилюдно уплела её за обе щеки.

М-конечно, подумал я про себя. Время движется к обеду. Пора бы и червячка заморить где-нибудь. Один уж в монастыре хлеб оказался таким вкусным, значит и прочая еда должна быть у церковников на такой же высоте, решили мы с женой. Идем с Олей в монастырскую трапезную, которая кормила служителей культа, лишь вдумайтесь в цифры — с 803 года!

Сегодня бывшая монастырская столовка превращена в роскошный ресторан.

Сели у окошка и отобедали, чем Господь послал. А угощали нас здесь пивом и лососем с овощами. Весьма вкусно, пальчики даже облизывали. И выпили, кажется, немного. Итого по бокалу пива. И покушали скромно. Каждому — по небольшой порции в огромной тарелке. А обед потянул почитай на 70 евро. Что же так не по-божески то, а?

После обеда отправились к главному кафедральному храму города — Собору святых Руперта и Виргилия.

Тут до сих пор ещё стоит медная купель, в которой крестили Моцарта. Вот видите, все в этом городе связано с его именем! Перед фасадом — четыре фигуры святых и три даты, светящиеся золотом. Золотые цифры — это даты освящения собора. Центральные скульптуры — фигуры апостолов Петра и Павла. По бокам — святые Виргилий и основатель Зальцбурга Руперт.

Посмотрев на Руперта, оторопели. Позвольте, а где же его вездесущий бочонок с солью? Не может Руперт быть без своей соли. Это, будто Павел без меча! Это, как Пётр без ключа. Неужели угадаешь любимого ученика Христа по одним кудряшкам? Вытаращив очи, ждем объяснений от гида Виталия. Виталий не растерялся: «Да вот он бочонок внизу на основании скульптуры. Помощники святого Руперта его держат». Ух! Отлегло от сердца, полегчало на душе, а то с ума мы чуть не сошли с этим самым Рупертом без бочонка соли. После этого мы ещё больше зауважали Виталия! Эрудит и дока! Повезло нам с гидом!

Зальцбург в годы Другой мировой войны бомбили, но не так, чтобы уж очень. Пострадали, неужели что, второй дом Моцартов, да одна из бомб угодила в Кафедральный собор, обрушив его купол. Купол после поставили на место, но… как-то уж криво и не к месту. Во всяком случае, если посмотреть на церковь Руперта и Виргилия с площади «Residenzplatz», то кривобокость посадки «маковки» вовсе не кажется оптическим обманом или ошибкой выбранного ракурса при фотографировании.

Здесь же, в конце площади «Residenzplatz» видим монумент, который зальцбуржцы установили своему великому земляку Вольфгангу Амадею Моцарту. «Этот монумент Моцарту признан самым неудачным на всей территории Австрии», — поясняет Виталий. Присмотрелись в упор на композитора. Конечно, не впечатляет. Не передаёт он жизнелюбивого характера и неуёмного темперамента личности гениального композитора. Ладно, проехали. Топаем дальше.

На «Alter Мarkt» наше внимание привлекает несуразное сооружение весьма крошечного размера и странной формы. Это самый маленький дом в Зальцбурге. У этого дома кушать история с тянущимся во времени романтическим шлейфом. Один бедный юноша когда-то влюбился в дочку зальцбургского богатея и попросил у того руки его дочери. Папаша подумал, подумал и выставил парню условие, что он отдаст свое чадо замуж, если проситель построит дом, куда можно будет повергнуть молодую жену. Вот влюбленный и построил «дом», втиснув его между стоящими рядышком строениями. Деваться папаше было некуда и, юноша повел свою влюблённую под венец.

А напротив «странного дома» чрез площадь можно на халяву угоститься знаменитыми и самыми «настоящими» конфетами «Моцарт». Те, в красно-золотой обёртке, что продаются по всей Австрии и даже в кондитерских магазинах Москвы, подделки. Настоящие конфеты «Моцарт» делают лишь в Зальцбурге и завернуты они в сине-серебристые фантики. В магазине нам на блюдечке с голубой каёмочкой подали целую!!! легендарную конфету, поделенную на четыре равные доли. Слово «целую» я выделил не ради хохмы. Стоит такая конфетка одинешенек евро. Теперь конвертируйте несчастный еврик в отечественные рублики. Что, сладко вам? Ах, горько стало. Тогда жуйте, жуйте проворнее. Заедайте горечь приторной сладостью с привкусом миндаля. Сознаться «настоящие» конфеты на нас впечатления не произвели. К «поддельным» мы тоже дышим равнодушно. Этак что из магазина выходим без покупок, но с ощущением «да, попробовали-с!».

По соседству с кондитерским магазином стоит самая старая аптека в городе. Забежать туда весьма любопытно. Интерьеры магазина лекарствами сохранились с 17 века.

А вот и метеостанция! Удивительное дело, когда в России едва-едва отменили крепостное право и, наши предки всё ещё щи хлебали по привычке лаптем, зальцбуржцы уже поглядывали на циферблаты метеостанции, прикидывая, в каком наряде им сегодня выйти на променад?

Нашли в Зальцбурге несколько замечательных магазинов. Вот в этом, так, круглый год торгуют пасхальными яйцами и рождественскими украшениями.

А вот в этом доме, ранее жил промышленник, который разбогател на производстве карт. Он и дом собственный картами обложил. Получилось оригинально и броско. Но, что-то в делах фабриканта пошло не так, а может, горожане перестали резаться в карты, только «прогорел» наш картёжник. А в красивом доме стали торговать башмаками.

Богиня Правосудия. Все мы её представляем с весами, мечом и прикрытыми повязкой глазами. Повязка — это для непредвзятости вынесения решения. Мне будто, такое Правосудие, что мы увидели в Зальцбурге, сейчас живёт и не тужит в России. Очи у нашего Правосудия всегда должны быть широко открытыми. Не все у нас равны, будто на подбор. Фемиде можно ведь и слететь со своего хлебного поста, если непредвзято руководиться юридическим правом, сознанием и совестью, а не существующей конъюнктурой.

Ну, вот будто будто и всё о нашей поездке в Зальцбург.

На память сфотографировались с Виталием на самой короткой улице Зальцбурга «Konigsgabchen», названой этак в честь «ночных королей», а попросту ассенизаторов. То есть тех людей, кто в средневековье проделывал по ночам весьма важную и ответственную для общества работу — убирал с улиц дерьмо (простите уж за реализм) и помои.

Мы мчимся сквозь ночь в Вену. Из динамиков в салоне льётся вечная музыка Моцарта и Штрауса. А мы общаемся с Михаилом и Виталием на абсолютно вольные темы, глубоко далёкие от туризма. У отеля прощаемся с этими парнями с чувством глубокой благодарности и признательности, за прекрасно проведённый в их компании день.

На этом, ВСЁ! Берегите себя. Ваш Ronadort.

Лучшие материалы на Туристер.ру

Метки: , , , , ,

Обсуждение закрыто.