Вы просматриваете: Главная > Тусовки за границей > Путешествие в страну кленовых листьев. Квебек

Путешествие в страну кленовых листьев. Квебек

Странствие в осень и сквозь осень — можно и так назвать наше странствие по Канаде. Погода старалась — голубые небеса предоставили фон для пламенеющей листвы, выключили нудные и затяжные дожди и картины хрестоматийной осени мелькали за окном, порой замирая паузами в пути.

Мы ехали в Квебек, сердце французской Канады. Где-то, параллельно дороге, катил свои воды Святой Лаврентий, а мы приближались к мысу Диамант, на котором и расположился Квебек. В памяти всплывали страницы из Фенимора Купера, где гуроны, находящиеся на французской стороне, были непременно подлыми, а делавары, поддерживающие англичан, были благородными и гордыми индейцами. В жизни все, будто всегда, оказалось не столь однозначным. И гуроны на самом деле, не такие уж подлые, да и делавары на французской стороне тоже успели повоевать. К концу своего пути по Канаде я совершенно пересмотрела свои детские впечатления и эмоции и полюбила гуронов, когда-то охотившихся и живших в непроходимых лесах нынешней французской Канады.

Гуронов и ирокезов мы на своем пути не встретили. А вот внуки тех самых французов расположились на их землях по-хозяйски, загнав краснокожих в резервации и объясняя, что там им очень неплохо. Оставлю все это на совести канадцев. Я не люблю зоопарки ни для животных, ни для людей.

Квебек — старейший город Северной Америки.

Первые бледнолицые ступили на земли Канады в середине 16 века. Звали первопроходца Жак Картье, в современных источниках он именуется первооткрывателем, а по сути своей — обыкновенный пират, ходивший под «Веселым Роджером» и прикрывавшийся флагом французской короны. Хотя его гениальность, будто географа, тоже принижать несправедливо — все в устье реки Святого Лаврентия открыто собственно им. Но ведь одно другому совершенно не мешает… Ну и коль уж первыми на эти берега приплыли корабли Франции, землю быстренько приписали к французской короне, а географическим открытиям дали французские названия — авось пригодится когда… Дело было во времена Людовика Тринадцатого, которому, судя по романам месье Дюма, до Канады не было совсем никакого дела.

Место высадки месье Картье было стратегически удачным — река Святого Лаврентия тут сужается и позволяет контролировать проход судов вглубь страны. Оценив значимость места, ирокезов быстренько попросили отпустить территорию, дабы здесь заложить город. Ирокезы, посопротивлявшись для порядка и чтобы будто-то отвести обиженную душу, малость повоевали, но место, деревеньку Стадаконе, освободили. Приехавший чрез некоторое время, уже в 1608 году, месье Шамплен основал город, какой на всех картах значится с той поры, как Квебек.

Дальше город начал скоро расти, развиваться и расширяться: торговля пушниной и прочими богатствами новообретенной земли способствовала процветанию города. А потом случилась брань, вошедшая в школьные учебники, как Семилетняя. Квебек переходил из рук в руки, мотаясь туда-сюда: то англичане входили победителями, то французы возвращались освободителями. Утомившись входить-отходить, французы окончательно выгнали англичан из Квебека. Событие удачно совпало с окончанием войны в Европе, и в Квебеке воцарился-таки долгожданный мир. О тех временах напоминает основа, застрявшее когда-то в дереве, да там и оставленное, то ли в назидание, то ли на вечную память, то ли для острастки тех, кто надумает еще один покуситься…

И все бы было замечательно, если бы не одно, но… Луи Пятнадцатый поменял всю Новую Францию на один-один-единственный город Кале, оккупированный британцами со времен Столетней войны. Что началось в Канаде, думающей, говорящий, мечтающей и молящейся на французском — вспоминать не хочется, особливо если все эти воспоминания на ночь глядя… Страшные, непростые времена начались в стране…

И опять помог случай! Взбунтовались Североамериканские колонии, США пришлось ввязаться в войну, по ходу дела американцы решили подчинить себе и канадскую територию — в запале и азарте рванули было на берега Святого Лаврентия. Канадцы дейтвовали решительно, американцев шуганули назад и как-то отучили от попыток перекраивать карту Северной Америки. Пушки, напоминающие о тех событиях, можно потрогать в Квебеке и сегодня.

С той поры минули века. Территории, на которых развернулась вся эта история, потихоньку перекочевали в стан англоязычных и англообычных. А вот Квебек, гордо и высоко вздернув собственный флаг уникальности и французскости, так и остался верен французскому языку, французской кухне и французской молитве. Даже более того! Пообщаться на английском в Париже намного проще, нежели в Квебеке. Номерные знаки на машинах квебекцев имеют ник-нейм своей провинции. На них написано коротко: «Я помню!»

Приезжая в Квебек, надобно быть готовым к надписям исключительно на французском. Меню в ресторанах — тоже исключительно французское и луковый суп тут найти проще, чем гамбургер. Не верьте, если вам скажут, что подобный-то ресторанчик и только он один, готовит исключительно французскую кухню! Такое меню будет в любом ресторанчике Квебека.

Французский в Квебеке специфический, слегка американизированный и немножко малопонятный. Жители Квебека в оригинале звучат, как «квебекуа», так же называется и диалект, на котором разговаривают квебекцы. Английский чистосердечно не в чести. В отеле с вами худо-бедно поговорят, а вот на улицах спрашивать дорогу лучше на французском.

И если вы думаете, что все эти истории нам рассказала по дороге наш гид — огорчу я вас до невозможности. Наша гид и сама была сильно не в материале. Это у меня ум пытливый…

Квебек — столица провинции Квебек, Нижней Канады. Символом города считается цветок ирис, какой здесь, как говорят, необыкновенно красив и расцветает по весне. Осенью ирисов мы так и не увидели, но второй символ Квебека — желтую березу, разглядели во всей красе. На флаге Квебека нарисована лилия, будто связь с французской историей, языком, культурой и традициями.

Сам город можно условно поделить на Верхний или Престарелый и Нижний Квебек. Нам удалось погулять и по Верхнему и по Нижнему городу. И если первоначальный полон истории, то второй сохранил настоящее французское очарование.

Верхний город.

Тут все историей дышит и эту историю показывает всем желающим. Сами улицы милы вполне по-французски. Не обошлось без фиакров, если пора позволяет, можно прокатиться по городу под бодрый цокот копыт. Учитывая гористость улиц, гулянье на фиакре будет особенно приятна.

Фасады домов традиционно выкрашены в яркие цвета — традиция это старая и квебекцы ее поддерживают по сей день. Пестрые дома смотрятся весьма празднично на фоне серой брусчатки и голубого неба и через пару улиц появляется ощущение праздника: начинаешь усмехаться всем, кого встретишь на своем пути и невольно ждешь чего-то радостного и приятного. И город не подведет, оправдывая все ожидания!

На вершине холма стоит замок Фронтенак.

Впрочем, сейчас это шикарный отель, в котором останавливаются все богатые и знаменитые. И если увидать, как из отеля выезжает сам сэр Черчиль уже проблематично, то подсмотреть, будто Леди Гага загружает свое звездное тело в автомобиль, итого лишь вопрос времени и удачного совпадения. Потому что каждая звездная персона норовит стать в этом отеле. Впрочем, политики и тугие кошельки тоже не пренебрегают им.

Фронтенак считается самым известным зданием Квебека. Построено оно было в 17 веке для колониальных правителей. Отелем замок стал в 19 веке.

Изначально отель отличался невиданной роскошью и богатством, продуманными в мелочах и деталях. Список знаменитых людей, останавливавшихся в его номерах впечатлит любого: королева Елизавета, принцесса Грейс, президенты Рузвельт и Рейган и т. д.

Нам не случилось столкнуться со знаменитостями, но это и к лучшему — совсем не представляю, о чем нужно говорить с королевой…

Недалеко от отеля кушать музей Форта.

И проскочила бы я мимо этого музея, если бы не его башенки, шпили и совершенно очаровательные окошки. Мой несмелый вяк — а не посетить ли нам музей, был задушен в самом зародыше и нас погнали дальше, оттирая от опасного места, где этак легко потерять если не всю группу, то большую ее часть. А говорят, что экспонаты в этот музей собирали по всему Квебеку, потому что в каждой семье бережно хранилась чашка или ложка, с которой бабуля приехала к новым берегам и осела именно здесь, в Квебеке. Этак, с бору по сосенке и собрался музей самого настоящего, с чем приезжали первые поселенцы.

Притормозив у фонтана-монумента Веры мы рванули вперед, за гидом.

Группа неслась дальше…

Пробегая чрез мосток, я с тоской поглядывала на Нижний город. Мысль, что и его запутанные улочки придется победить фривольным полугалопом, вызывала у меня совсем не тоску, а помогала развиться хорошо удобренному и взлелеяному бунту.

Впереди замелькала река Святого Лаврентия, поблескивающая сквозь яркую осенную листву.

С этого же места открывался облик на Нижний город.

Полюбовавшись огромными лайнерами, вынужденными плыть куда велят, а не куда их морскую душу тянет, и с тоской посмотрев на Нижний город, мы пошли мимо пушек дальше по Верхнему городу в огромный парк, влекомые неумолимым гидом. Парк был неплох, натура умиротворяла, симпатичные великие канадцы поглядывали свысока на подневольных нас и посмеивались в свои монументальные усы.

К этому времени план побега был согласован, обсужден и принят единогласно. Уточнив пора отправления нашего дилижанса, мы растворились среди осенней листвы и вдохнули, наконец-то, атмосфера свободы. Уловив краем уха, как яростно и непримиримо группа решает проблему спуска в Нижний город, мы выбрали лестницу и поспешили книзу.

Споры были не пустые. Нижний и Верхний город связывает крутой (в смысле наклона) фуникулер. Прокатиться на нем стоит денег, но дорога книзу не настолько сложная, а подъем вверх помогает одолеть энтузиазм и, не то, чтоб жадность, а вполне здоровый азарт и дух борьбы с собственной ленью.

Книзу фуникулер отправляется от статуи основателю города Шамплену, на фото он слева от памятника.

Наверх— тоже мимо не проскочишь. Для пущей важности добавлю, что это первоначальный фуникулер в Северной Америке.

Спустившись из парка Верхнего города, мы спешили в узенькие и кривые улицы, которые я заприметила еще сверху.

Нижная доля Квебека просто оглушает чистотой, свежестью фасадов, яркими витринами и толпами народа. Совершенно недавно была проведена полная реконструкция Нижнего города и сейчас это самый модный и дорогой зона Квебека.

Заблудиться здесь невозможно. Идешь вглубь — Святой Лаврентий посверкивает слева, возвращаешься — Святой Лаврентий справа, более надежного ориентира и не найти.

Улицы попросту замечательные! Немножко напоминают Монмартр, немножко — все вместе старые европейские города, но сохраняя свою собственную уникальность. То мелькает флаг Квебека в паре с канадским флагом, возвращая вас в Канаду. То улица уткнется в магазин, торгующий изделиями инуитов, а у входа вас встретит натуральный индеец, в набедренной повязке и с томогавком за поясом. Кстати, если вам нужны настоящие индейские поделки, то покупать их лучше итого здесь. Хотя цены в Квебеке весьма и весьма высокие…

Королевская площадь.

Тут сохранилась старинная аптека и несколько музеев.

Здесь же и ресторанчики — все будто один французские, но с поправкой на некую канадскость. Народ неторопливо вкушает яства, совсем никуда не торопясь, наслаждаясь жизнью и любуясь Лаврентием. К этому времени осеннее солнышко начин скатываться с горизонта, окрашивая мир в упоительные цвета. Неутомимый дух познания нового толкал нас вперед, не давая засиживаться и прохлаждаться. Да и прогулка по улицам Нижнего города мне чрезвычайно нравилась…

Кружа по улицам, мы вышли к удивительному дому и просто замерли в восхищении. На улице Нотр Дам, на торце дома кушать удивительная картина, названная Пети-Шампленской росписью. Кто-то называет ее граффити. Я бы назвала фреской. Называется она Квебек-сити. На этой росписи изображено 15 реальных персонажей и исторических деятелей, которые играли большое смысл на протяжении 400-летней истории города. Но даже без особых знаний истории Канады, открывшаяся перед нами полотно впечатляла красотой и монументальностью. Нашим любителям граффити есть куда вырастать!!!

На этой стене история Квебека оживает и обретает лица. В самом центре нарисован месье Шамплен, в парике и камзоле. Кушать и Жак Картье, выглядывающий из окна. И граф Фронтенак, первый генерал-губернатор, тоже запечатлен.

Мальчики играют в хоккей — понятно, что этот облик спорта популярен и любим. Но юноша с веслом напоминает о гребле на каноэ, тоже популярном спорте в Квебеке. Грузчики тащат по лестнице бочку — намек на виноделие. Монахини — напоминание о многочисленных христианских миссиях.

Кушать на этой стене и первый крупный бизнесмен и даже английский генерал-губернатор, один-единственный из всех англичан, удостоившийся чести попасть на эту стену!

Депутаты и бард, современная молодежь и горожане прошлых веков — все они замерли на этой стене. Полотно выглядит так, словно ее вчера только дорисовали. Но, говорят, что это особые краски, не теряющие своей яркости и цвета со временем.

Если чего и не хватало улицам Нижнего города — этак это патруля мушкетеров, звенящего шпорами, с развевающимися за спиной плащами, или изящной дамы, томно опирающейся на руку галантного кавалера. Да и какой-нибудь король тут был бы более уместен, чем толпа восхищенных туристов. Но королей и мушкетеров я так и не встретила, может, немного бродила?

А вот музеи и продавцы картин мне встретились. И опять вспомнился Монмартр, его художники и стоящие за их спинами зрители, любующиеся волшебством создания картины.

От улицы Нотр-Дам мы стали подыматься вверх, отвергнув легкий путь на фуникулере. В награду нам была базилика НотрДам-де-Квебек.

Базилика — резиденция римского католического епископа Квебека, чья епархия когда- то простиралась до Мексики. Храм горела, резрушалась войнами и нынешний вариант уже пятый по счету. О том, чтоб зайти внутрь и впечатлиться внутренним убранством церкви не было и речи — времени, даже сворованного столь наглым путем, было катострофически немного.

Завернув по дороге в сувенирные магазинчики и выполнив долг любящих родителей в рекордном темпе, мы поспешили наверх, на холм Диамант, чтоб полюбоваться Святым Лаврентием в лучах заходящего солнца и еще один посмотреть на Нижний город сверху.

Самюэль де Шамплен стоит на белом постаменте, лицом к городу и спиной к реке.

Это и есть тот самый, легендарный папа-основатель Квебека. Имя его вписано в историю Канады — Квебека, Оттавы, Монреаля. Его именем названо красивое озеро. И квебекцы его не забыли.

Солнце убегало, забирая день и напоминая, что скоро придет пора прощаться с Квебеком. Святой Лаврентий сиял среди золотых берегов, шумел порт внизу, на набережной собирался народ.

Посмотреть Квебек за один день совсем невозможно, как быстро не премещайся в пространстве, все равно всюду не поспеешь. Осталась не увиденной еще одна стена с фресками, красивыми, выполненными с эффектом 3Д. И было весьма жаль осознавать, что помешала этому банальная нехватка времени.

Не получилось посидеть, слушая гул и голоса города, насладиться мгновением, застывшим и запечателенным цепкой памятью туриста. Не получилось неспешной прогулки, подобный нужной, чтобы постичь город таким, какой он есть на самом деле.

Получился эдакий гусарский роман — налетели эскадроном, проскакали с гиканьем и понеслись дальше.

А вот влюбленность получилась — для этого чувства много времени не требуется. И любовь с Квебеком — самая яркая, равно будто и воспоминания об этом городе, перекрывают другие впечатления на порядок, приглушая остальные канадские города и отодвигая на второй план красавицу-Ниагару.

Я слышала разговоры о том, что квебекцы заносчивы, невоспитанны, носятся со своим французским прошлым, не любят туристов, не отвечают, если к ним обратится на английском и прочее… Мне нечем поддержать это хор поношений. Мне понравилось в Квебеке все!

И город, этак не похожий ни на какой другой и в то же время имеющий так немало совпадений с другими городами, сохранивший свое лицо и сберегший свою историю, несмотря на очень непростые годы и десятилетия, все же сумевший стать особенным и неповторимым — изумительный Квебек занял свое место в моей душе, оставаясь там уже навек…

Продолжение следует…

Лучшие материалы на Туристер.ру

Метки: , , , ,

Обсуждение закрыто.