Вы просматриваете: Главная > Тусовки за границей > Писано во Узде: автомаршрут одного дня про белорусских фараонов, «электрического человека», огромные валуны и перезагрузку в Нёмане

Писано во Узде: автомаршрут одного дня про белорусских фараонов, «электрического человека», огромные валуны и перезагрузку в Нёмане

Вы бывали в Узде? Вот и я до недавнего времени не бывал, хотя маршруток «Минск-Узда» на центральном вокзале столицы хоть отбавляй. Одним прекрасным днём я решил, что пора открывать для себя не самые известные уголки Минщины, и начал с автомобильного дня по окрестностям этого самого райцентра. Признаюсь, я до сих пор под большим впечатлением и с радостью делюсь интересным автомобильным маршрутом одного дня.

Общая протяженность маршрута всего 250-300 км, если выезжать из Минска. В тёплое время года очень хорошо сочетаются исторические достопримечательности с отдыхом на природе и у воды. Обо всём по порядку.

Белорусские фараоны под Минском

Я уверен, что именно из этого места тянется любовь белорусов к пирамидам. Египетским, конечно, а также желанием поставить огромную штуковину посередине Витебска, например. Из Минска по Брест-Московской трассе М-1 оптимально выезжать не позднее 9 утра и ехать до поворота на Узду в поселке Энергетиков. Сразу же за Уздой расположен посёлок Первомайск, с которого начинается маршрут.

Вот так едешь вдоль «колхозной» дороги и видишь небольшой камень с табличкой. Приостанавливаешь машину, и пошло-поехало… Так становится понятно, что это Первомайск, прости господи, связан с белорусским первопечатником и почти стольным в XVI веке Несвижем.

Во времена Николая Радзивилла Чёрного — апологета кальвинизма — в Несвиже существовала типография Симеона Будного. Там в кальвинской типографии он издал свой «Катехизис» — первую печатную книгу на территории современной Беларуси. Сын Николая Радзивилла – Николай Криштоф – был ярым католиком и «выселил» Будного из Несвижа вместе со всеми последователями кальвинизма.

Есть свидетельства, что не брезговал он и кострами из кальвинистских книг. Так встретились Матвей Кавечинский и Сымон Будный в Кухтичах (сейчас – Первомайск) под Уздой, чтобы примерно 444 года назад – 30 июня 1572 года – в перевезенной сюда из Несвижа типографии была издана Библия.

Так Кухтичи стали не только оплотом кальвинизма в Великом княжестве Литовском, но и местом издания первых в нашей стране книг. «Писано в Узде…» — сказано в начале Библии XVI века. Считается, что это привязка к ближайшему крупному населенному пункту.

Контрреформация в ВКЛ в те времена находилась на пике – борьба католиков-иезуитов с униатами и православными была очень жёсткой. Именно поэтому кальвинские храмы – «сборы» — часто носили оборонительные черты. В усадьбе Кухтичи сохранился такой храм, постройка которого датируется 1560-1570 годами.

Вероятно у последователей Реформации имелся типовой проект – дело в том, что этот храм является точной копией кальвинского «сбора» в Сморгони. Интересно, что в 2002 году этот памятник попал в топ-100 мировых объектов, нуждающихся в защите.

В XVIII веке усадьба от Кавечинских переходит к роду Завишей. Отличился Казимир Завиша камергер короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского и генерал королевского войска. Он пригласил итальянского архитектора Карла Спампани для постройки родовой усадьбы со дворцом, а также для обновления облика уже католического костела, переделанного под усыпальницу.

Так в Кухтичах появился большой усадебный комплекс с конюшнями, мельницей, дворцом и флигелями. Сейчас от дворца в Кухтичах ничего не сохранилось кроме оснований колонн, которые показал нам местный житель в своём огороде. Два флигеля находятся в аварийном состоянии и соседствуют с застройкой середины прошлого века. Местные жительницы не сильно знают, что это за постройки и не интересуются их судьбой: «Ай, стаяць тут дауно и усё. Зачэм вы прыехали?».

В роде Завишей были ещё интересные персонажи, которые к истории родных мест проявляли больше интереса, чем наши с вами современники. Так Ян Казимир Завиша, напитавшись идеями романтизма середины XIX века, сделался учёным-археологом. Это было определенной модой того времени – Тышкевич в Логойске; Чапский в Станьково занимались коллекционированием и музейным делом.

Сперва Ян Казимир был сосредоточен на Кухтичах и окрестностях. Затем он выдвинулся с археологической экспедицией в район озера Свитязь, так как увлекался творчеством Адама Мицкевича, которое было связано с его родной Новогрудчиной. В итоге в 1871 году им было сделано открытие одного из древних поселений людей на территории Беларуси именно под Новогрудком. Дочь Яна Казимира Завиши – Мария-Магдалина – тоже нашла, чем выделиться в своем роде. Если её отец был носителем идей литовского романтизма, то его дочь высказывала идеи независимой Беларуси – без Польши и России. И это во второй половине XIX века! В 1895 году она становится вдовой и наследует значительные владения мужа-поляка. Деньги Мария-Магдалина направляет на строительство детских домов в Беларуси и Польше.

Второго мужа Мария-Магдалина искала по «политической линии», видимо. Так случился второй брак Марии-Магдалины с Николаем Вацлавом Радзивиллом. «Антимоскальские» настроения Польши того времени не нравились семье, поэтому в польской среде общения супругам объявили бойкот. В этой связи любопытен факт, что Мария-Магдалина выделяет деньги на строительство костела в Лондоне в 1912 году с условием, чтобы в него не ступала нога поляка. Одновременно она поддерживает издание «Нашей Нивы» в Беларуси, спонсирует открытие белорусских школ.

В 1914 году она повторно стала вдовой – Николай Вацлав погиб на фронтах Первой мировой войны. Его прах был захоронен в костеле в Кухтичах – бывшем кальвинском сборе — о чём сегодня свидетельствует табличка при входе. После этого она пыталась переехать в Москву или Варшаву и после 1918 года она уже никогда не вернулась из эмиграции.

С 1932 года она жила в Швейцарии, где и умерла в одном из монастырей города Фрибурга.

Самым необычным памятником, который оставили после себя Завиши, можно назвать усыпальницу рода, которая находится на действующем кладбище в Узде. Огромная пирамида была заложена в 1800 году.

Думаю, что кто-то из рода увлекался египтологией или был вхож в масонские ложи. Как иначе объяснить такой «стиль» фамильного склепа? Сооружение высотой порядка десяти метров смотрится фантастично на фоне современного некрополя.

Надо понимать, что гробница давно разграблена и разрушается. Внутри в помещениях для гробов лежит кладбищенский мусор, а сквозь кирпич и штукатурку проросли деревья. По всем канонам в пирамиде есть «секретная комната» на втором ярусе, куда забраться можно только по стене строения. Будить духов Завишей мы не стали – поэтому осмотрели памятник только с земли. К слову, наряду с современными захоронениями, рядом с пирамидой находится могила представителя ещё одного известного рода – Наркевичей-Йодко.

Их усадьба тоже в нашем сегодняшнем маршруте. Вообще же, надо сказать, такие места обязательно надо посещать только лишь за то, что они про людей, живших на этих землях не так и давно Становится понятно, что все эти шляхтичи-магнаты-меценаты-князья это не просто выдумка, а вот – вот же они или последние следы от этих великих личностей.

Узда – город контрастов

Сегодняшний облик райцентров Беларуси – отдельная песня. Городок-десятитысячник Узда быстро заканчивается также, как и начинается. Въехал и выехал. Стоп! Мы на разворот и ищем что-то похожее на центр.

Астана, ты ли это? Долго не могу понять, куда мы попали – центральная широчайшая аллея ведет к монументальному Дому Культуры.

Посередине этого пустынного величия странный деревянный помост. Такие формы очень уважают в Средней Азии, например. Спрашиваю у прохожих, центр ли это. Отвечают: «Да, это новый центр!». Чем тут заняться в выходной день можно, не ответил никто из местных. Поэтому мы ищем развлечения сами.

Поддаёмся призыву «купить рожок» и планируем маршрут по райцентру. Оказывается, в городе есть старый Дом Культуры – это бывший костел, который был выставлен на продажу за сумму около 12 000 долларов в эквиваленте, как сказали прохожие.

Недалеко от площади с недавно покрашенным Ильичом есть городской музей. Вот, собственно, и вся Узда.

Через деревню Каменное и расположенные там огромные валуны мы движемся к следующей усадьбе. По дороге пауза на деревенском пляже речки Лоша.

Первый белорусский лофт и санаторий

Построить дворец из радзивилловского пивзавода? Легко! Начну с того, что местечки Малысковщина и Песочное известны с XVI века как владения некоронованных королей Великого княжества Литовского – Радзивиллов. Это связано с тем, что был издан привилей на «освоение новых земель» в том числе и по течению Немана – здесь сплавляли лес по реке.

В конце XVIII – начале XIX века после разделов Речи Посполитой у Радзивиллов не хватало денег в казне и поэтому в 1820 году состоялся аттракцион невиданной щедрости – аукцион-распродажа радзивилловских земель.

Так Малысковщина была приобретена Онуфрием Наркевичем-Иодко. Вместе с покупкой новые владельцы получили пригоршню местечковых проблем – свободолюбивых крепостных и слабо работающий пивзавод-бровар. Крестьяне были усмирены в лучших традициях подавления восстаний (и это при том, что сами Наркевичи-Иодко в грудь себя били «за свободу Отчизны» во время восстаний 1830-31 годов).

С броваром решили поступить нестандартно – сделать из него новый… дворец. Реконструкция велась десять лет и её завершал уже сын Онуфрия – Оттон Наркевич-Иодко. Чтобы стилизовать постройку под настоящий средневековый замок, было решено пристроить к нему две башни. Сегодня сохранились руины малой. Большая — высотой 27 метров — обрушилась два десятилетия тому назад.

С завершением «стройки века» связано и переименование Малысковщины в Наднёман. Всё это происходило на фоне всамделишных народных крестьянских и мещанских восстаний в поместье. Оттон Наркевич-Иодко даже освобождал от налогов и воинской повинности жителей Песочного и Малысковщины, но это не помогло.

В итоге на разбушевавшихся селян Оттон Наркевич-Иодко регулярно вызывал полицию и казаков, а его заявления регулярно рассматривались в поветовом суде. В этих нечеловеческих условиях владелец развивает усадьбу – возводит хозяйственные постройки, псарню для охотничьих собак, оранжерею. У Оттона Наркевича-Иодко и его супруги Анели (внучатой племянницы Тадеуша Костюшко – авт.) было трое детей – Якуб, Густав и Анеля-младшкая – которые получили самое лучшее образование. Именно Якубу Наркевичу-Иодко было суждено прославиться на всю Европу.

Его достижения изучались даже в СССР, несмотря на «вражеское» происхождение. Став хорошим музыкантом и поступив в 1868 году на службу в Московское дворянское собрание, Якуб увлекается… физикой, биологией и медициной. Бросив музыку, он уезжает в Европу обучаться этим наукам. Болезнь отца и смерть сестры после перенесённого туберкулёза полностью утверждают Якуба в стремлении стать врачом.

Одновременно в нём просыпается увлечение… метеорологией. Именно он построил первую в Беларуси метеорологическую станцию в усадьбе своей супруги и стал изучать погоду. Вскоре он перенёс свою станцию в Наднёман, когда после 1888 года ему после смерти отца перешло всё имение. Тут в высокой 27-метровой башке он соорудил «эолову арфу», когда по звуку в трубах можно было понимать о силе ветра.

В Европе врача и учёного называли «электрическим человеком», потому что он активно практиковал и описывал в научных журналах влияние электричества на рост растений и здоровье людей. Прославился Якуб Наркевич-Иодко ещё и открытием санатория «Над-Нёман» рядом с усадьбой, где фишкой было кумысолечение! Из Башкирии им был выписан табун лошадей вместе с башкирскими конюхами. Кумыс шёл на продажу и лечение, часть раздавалась крестьянам бесплатно. Сезон в санатории был с 15 мая по 15 сентября, а гости могли получить массаж, гимнастику, купание в различного рода ваннах, кумысолечение, лечение электрическим током. Оранжерею усадьбы Якуб переделал под… солярий. При этом на фоне всей благодетели мещане из соседнего Песочного регулярно устраивали погромы усадьбы и владений Наркевичей-Иодко, получив вольную после отмены крепостного права.

Умер врач и учёный по дороге из Италии домой в 1905 году и был похоронен на фамильном кладбище недалеко от усадьбы Наднёман. Советы очень быстро разграбили усадьбу – книги и оборудование ушли в неизвестном направлении. Единственное, что осталось от усадьбы Наркевичей-Иодко в Беларуси – это стул, который сейчас находится в музее в Узде.

До Второй мировой войны тут располагалось экспериментальное сельскохозяйственное производство, а затем детский санаторий. В войну партизаны взорвали дворец, опасаясь, что его немцы могут оборудовать под штаб. С 1994 по 2002 год внучатый племянник Якуба Кристиан Наркевич-Лейн (живёт в Чикаго и владеет музеем архитектуры и дизайна – авт.) пытался за свои деньги восстановить усадьбу и сделать тут научный центр имени Наркевича-Иодко. Бюрократия местных властей не позволила это сделать. Вершиной сотрудничества исполкома и иностранного инвестора стала расчистка территории фамильного кладбища знатного рода. С обрушением в 1995 году большой башни рухнули все надежды на восстановление усадьбы. Такие дела. Правда, сегодня под шансончик пару мастеров ремонтируют въездные ворота в усадьбу. Поживём — увидим.

Отвлечься от грустных мыслей помогает живописный Нёман и шикарный лес. В него можно попасть, если выезжать на трассу не по асфальту, а через деревни Ерши, Головачи и Могильно. Подышав свежим воздухом в лесу, вы попадете в Колосовский заказник на Столбцовщину. Практически каждая деревня тут связана с именем поэта и писателя Якуба Коласа.

Ещё тут очень красиво, и можно сделать живописную стоянку на высоком берегу Нёмана, чтобы перезагрузиться во время купания в прохладной воде реки, отдохнуть и начать путь домой.

Несколько советов для тех, кто захочет повторить маршрут по окрестностям Узды:

Продолжительность: маршрут рассчитан на один день и не утомит даже начинающего водителя. Общий круг от Минска и обратно составит 250-300 км в зависимости от выбранной траектории внутри. Оптимальное время выезда из Минска – 8-9 утра. Есть гравийные дороги, поэтому после поездки велика вероятность визита на автомойку.

Карта автомаршрута: примерная карта маршрута находится по ссылке на Яндекс.Карте здесь

Где отдохнуть и перекусить: для утреннего кофе хорошо подойдут АЗС сразу за чертой города, там же лучше заправить машину бензином, чтобы не отвлекаться по маршруту. Заправка есть в Узде. В райцентре мы видели ресторан и несколько кафе. При хорошей погоде классно взять с собой продукты и устроить пикник на берегу одной из рек – вы их много будете проезжать и пересекать. Мы расположились на широком берегу Нёмана (на противоположном берегу была деревня Костеши), куда ведет полевая дорога.

Если по каким-то причинам вы решите сделать ночёвку, вот ссылки на коттеджи и агроусадьбы Столбцовского и Узденского районов.

Деньги и затраты: при круге в 300 км на автомобильное топливо надо приготовить около 300 – 350 тысяч рублей (около 18 долларов в эквиваленте). Порция развесного мороженого в Узде стоит каких-то 0,75 доллара в пересчете. Цены на входные билеты в краеведческий музей копеечные, я уверен. Для расчета лучше иметь с собой наличные деньги. Стоимость продуктов для пикника – на ваше усмотрение.

Полезные ссылки: ниже вы найдете полезные ссылки, которые помогут спланировать интересное путешествие по Минской области и Беларуси на машине

Достопримечательности Минской области с фотографиями и описаниями

По Столбцовщине по следам блогера XIX века – большой фоторепортаж

Автомобильные маршруты по Беларуси: отчёты, советы и идеи для путешествий

Holiday.by

Обсуждение закрыто.