Вы просматриваете: Главная > Тусовки за границей > Непал. Во мраке джунглей. Часть 4

Непал. Во мраке джунглей. Часть 4


Непал. Доля 1

Непал. Часть 2

Непал. Часть 3

Часть четвертая. Читван.

Пятый день опять ознаменовался переездом. На этот раз мы ехали в самую низину — в национальный парк Читван. 166 км дороги, пройденных за 7 часов, и мы оказались на месте. Нас встретил трансфер, представлявший собой раздолбанный джипик, накрытый оранжевым брезентом. Честно говоря, я в начале приуныл — мне стало не по себе, что ждет нас в конце пути, учитывая, что номер стоит 500р в день (Chitwan Gaida Lodge). Хотя путь (хотя путь, по которому мы ехали можно назвать дорогу условно) была раздолбанная в ноль, а машину трясло этак, что мне показалось, что из меня решили вытрясти душу, в конце пути нас ожидало вполне себе не плохой отель. Для места, у которого дудки ни одной звезды, это был просто-таки дворец.

замок в номер. Буквально)

Заказав экскурсии (сплав по реке в каноэ, пеший треккинг в джунгли, сафари в джунгли на джипе, визит центра разведения слонов и танцы племени Тару), мы помылись, привели себя в порядок и поехали в центр разведения.

Пункт, честно говоря, достаточно грустное — прикованные слоны со слонятами вызывают если не оторопь, то уж во всяком случае не самые позитивные эмоции. Особливо меня поразила один слоненок, которого приковали в отдалении от матери, и та старалась сбросить с себя цепь. Выглядело это зрелище довольно душераздирающе. Попросту воплощенный мультик о мамонтенке. В конце концов, цепь была сорвана, и дитя оказалось на свободе. Что увлекательно, ни один сотрудник центра не спешил загнать строптивое дитя назад. Слоненок сначала пошел к матери пить молоко. А после того, будто голод был утолен, она (слоненок) пошла на поиски приключений.

На выходе из вольера она нашла тряпку и начала с ней резаться— она ее подбрасывала, ловила, обмахивалась, старалась порвать, старательно изучала ее и из чего она сделана… Но тряпка в какой-то момент надоела и была брошена, а канавка для стока воды была минована. Слоненок прошелся вдоль ограды, искупалась в грязи и, довольная, вернулась в свой вольер к матери. Затем, ей снова стало скучно и она вновь пошла на поиски приключений. На этот один она пошла дальше. Найдя стог из которого их кормили, она плутовато и очень осторожно приблизилась к нему, выдернула пару стеблей и практически бегом вернулась назад. А у соседней пары слонов были свои собственные отношения.

Слоненок-мальчишка, видимо, чем-то допек свою родительницу. Та, обидевшись, отошла так далеко, насколько это позволяла цепь. Даже больше того, поскольку цепь завязана на передней лапе, она отошла этак, что ногу пришлось согнуть, а цепь натянулась по максимуму. Слоненок же был привязан за другое бревно чуть-чуть в отдалении, и он только и мог, что дотянуться до основания материнской цепи. Он пытался зацепиться за нее и притянуть маменьку к себе. Та же усиленно изображала дикую занятость и бурную деятельность обсыпала себя песком. Да так прилежно, что выкопала яму. Минут через десять наступило примирение — она сменила ярость на милость и вернулась к ребенку, слегка шлепнув его. А затем, овившись хоботами, она допустила его к себе кормиться.

К вечеру работники центра зажгли костры, в которых сжигали навоз, чтоб разогнать мелкую мошкару и комаров. Слоны к этому отнеслись с энтузиазмом. Со стороны, где разводили костры, они все с интересом обернулись к этому зрелищу и с интересом наблюдали за языками пламени, не выражая по этому поводу никакого беспокойства. Вот такие вот интересные создания, слоны

Вечерком мы поехали на танцы племени Тару. Самым главным в этой программе было то, что эти танцы не были адаптированы под вкусы туристов. Главным косяком этих танцев стало то, что они были совсем в отрыве от контекста. Национальный и ритуальные танцы на сцене с белыми стенами выглядят скорее будто пляски буйнопомешанных. Если бы их показали непосредственно в деревне, с горящими кострами, в контексте происходящего — это впечатлило бы намного больше. А еще мне понравилось, что обычных людей тоже приглашают отведать станцевать вместе с племенем. К своему стыду, я из около десятка танцев, не сумел сходу скопировать три. Однако, что я могу сказать совершенно точно — мой день рождения удался!

В этот день мы легли пораньше, поскольку следующий день обещал быть богатым на события. Подъем был назначен на 5.30, а выход из отеля в 6.30.

Первым пунктом программы был назначен сплав по реке, названный красивым словом «каноиг». Пешечком дойдя до реки, первое, что нам показали это были среднего размера гавиалы, названные отчего-то крокодилами. Я, каюсь, далеко не сразу сумел их разглядеть, ища их не на том берегу реки. Попросту мне не сразу пришло в голову. Что три бревна лежащих на берегу реки могут очутиться здоровенными ящерами. Очень зря. Гавиалы лежали частью в воде, а частью на песочном берегу, греясь на мягком утреннем солнышке.

Дальше нас посадили в длинные лодки-каноэ, сделанные из цельного куска дерева, и мы поплыли книзу по течению. Честно говоря, большую часть водной дороги я пребывал в каком-то пограничном состоянии между сном и явью. Даже когда мы проплыли мимо гавиала на расстоянии вытянутой руки, не заставило меня окончательно пробудиться. Я лишь посетовал на то, что в полусонном состоянии сложно обладать молниеносной реакцией фотографа. Более или менее пробуждение наступило лишь тогда, когда мы проплыли мимо вышедшего из прибрежных зарослей павлина. Точнее, павлиниха. Будто-то, ярко размалеванная, — иначе просто не скажешь, — птица сумела сделать то, чего не смог сделать крокодил. После этого, я решил отобрать у товарищей бинокль и развлекался тем, что разглядывал различных птиц, летавших над водой. Вода, уместно, была кристально чистой, что совершенно не типично для Непала. А на ощупь… Ее температура была попросту идеальной.

На каноэ мы проплавали где-то около часа и нас высадили на песчаном, слегка заболоченном бережку, и наши гиды (их было двое) повели нас в лес. Честно говоря, я был будет скептически настроен к этой части экскурсии. А все потому, что перед поездкой я решил почитать отзывы о пешем треккинге в джунгли и большая их часть сводилась к тому, что это все сплошная профанация и что нас протаскают по тростниковым зарослям, покажут пару куч помета и на этом мы разойдемся. Потому, когда после инструктажа о правилах безопасности в джунглях (которые я не смог переместить и поэтому оставался в счастливом неведении что делать в случае встречи с носорогом или тигром) нам практически разом показали на кучу носорожьего навоза, я не сумел удержать ироничной улыбки и расслабился. Хотя на самом деле, расслабиться было сложно, поскольку я в принципе с лесом на «Вы», да еще и с лесом совсем незнакомым (хотя, я не могу сказать, что край леса, по которому нас водили, этак уж принципиально отличается от наших русских лесов средней полосы). После навоза нам показали ящерицу. После опять навоз. Я окончательно расслабился и разуверился в том, что нам покажут что-то стоящее. Глядя по сторонам я видел лишь отвратительных красных жуков, похожих на наших клопов-переростков и опасался лишь того, чтобы эта тварь не перелетела на меня.

Но в какой-то момент я уткнулся в спину спереди идущего, и в недоумении хотел было поинтересоваться, что произошло, будто увидел сильно удивленное (даже скорее пораженное) лицо гида, прижавшего к губам перст и призвавшего к молчанию. Я удивленно посмотрел туда, куда он показывал. На секунду, мне даже показалось, что он испуган. Проследив за направлением пальца, я в метрах десяти разглядел в кустах чей-то стальной бок. Не понять, кто это был было весьма и весьма сложно.

Характерная складка на шкуре и что-то, напоминающее бородавки красно говорили о том, что это был не слон. На этот один я не сумел удержать брови, в изумлении поползшие наверх. Схватив фотоаппарат, я судорожно принялся снимать животное, которое, видимо, нас все-таки услышало и подняло голову. И, хрюкнув, сделало несколько резких шагов в нашу сторону. По знаку гида мы бросились назад, а, отбегая, принялся разыскивать дерево, на которое можно оперативно взобраться. Ну, так, на всякий случай. Будто выяснилось, это было излишне. Видимо, зверь насколько же не ожидал нас тут увидать, как и мы его. Решив, что с людьми лучше не сталкиваться, он с шумом скрылся в кустах, а мы осторожно, оглядываясь по сторонам, двинулись дальше. Долго ли, коротко ли бродили мы по лесу, не встречая никого и ничего, кроме вездесущих жуков, у которых, видимо, был супружеский сезон и они были везде — на земле, на деревьях, падали откуда-то сверху. Я, учитывая мою особую влюбленность ко всему, что имеет шесть и более ножек, был попросту в диком «восторге» и даже начал жалеть, что вообще ввязался в эту пешую прогулку по джунглям. Мне все пора казалось, что-то бегает по моей коже, копошится в волосах и вот-вот укусит… Меня нисколько не успокаивало то, что на мне плотные джинсы, рубаха с длинным рукавом и что не заметить такое крупное насекомое попросту невозможно и что вообще эти жуки не кусаются.

Пребывая в состоянии недалеком от паники, нас привели к реке и спустили книзу. И на этом моменте я забыл, что вокруг меня масса всяких насекомых, лишь и ждущих момента напасть именно на меня. А все потому, что в реке стоял носорог. На этот один не кусочек, увиденных в зарослях, а целиковый. Меня это настолько обрадовало, что я на мгновение потерял ощущение времени. Это была здоровенная зверюга, которая смотрела прямиком на меня. Я знал, что он не видит меня, в силу своей близорукости. Но я не был уверен, что он не чувствует или не слышит нас и не готов кинуться на потенциальную угрозу. Адреналин снова ударил в голову. Чувство эйфории, что я наконец увидел это древнее скотина во всей его красе в природе, а не в зоопарке, опьяняло. Стоит приметить, что у меня слоны и носороги почему-то ассоциируются со стародавними временами, когда на земле еще не было человека. Какая-то особенная пресса древности лежит на этих мощных существах, пришедших к нам чрез миллионы лет не сильно при этом изменившись. Древние черты, присущие доисторическим животным, до сих пор напоминают нам о тех давних временах. Даже когда мимо меня прошествовал слон, мне отчего-то захотелось сравнить его с динозавром, настолько он был огромен, далек, могуч и древен. Так же и сейчас — существо из стародавних временем вызывало почтение, какое можно испытывать к очень старым и мудрым людям. Хотя я прекрасно знаю, что носороги, так, чуть мудрее табуретки и что природа явно не наделила их головы развитым головным мозгом, в отличие от тех же слонов, присутствие интеллекта у которых не подлежит сомнению. Насмотревшись на носорога, гид, сказав о том, что не стоит чувствовать терпение гиганта, увел нас снова под сумрак деревьев.

Уместно, не знаю почему многие говорят, что джунгли очень шумные и громкие. Это не правда. Они не более, а даже менее наполнены звуком, чем наши северные леса. Немногие птицы поют, сидя на деревьях. Углубившись в джунгли дальше, становится ясна разница между нашими лесами и лесами юга. Джунгли обуяны жаждой жизни, граничащей с дикой жаждой убийства. Тут готово убивать все — от травы до животных. Все тут несет кончина чужакам или себе подобным. Высокая трава, похожая на нашу осоку, имеет острые края, которые могут порезать даже материал, лианы и фикусы, душащие огромные хлопковые деревья, стремясь вырваться к солнцу, сами деревья, с которых чуть ли не капает отрава, травоядные, обвешанные рогами, длинными сильными ногами, бивнями и огромным ростом или хищники имеющие весь арсенал для убийств — длинные когти и острые зубы… В наших лесах не чувствуется подобный кровной вражды всего живого друг с другом. Сумрак, непреходящий полумрак, отсутствие подлеска — все это зарождает в сердце легкое эмоция угрозы, которое невозможно описать словами…
Следующей нашей встречей вновь стал носорог. И опять, видимо, незапланированный по программе, если судить по вторичному удивлению гида, заметившего его в редком подлеске. Покамест я думал о том, как бы к нему подобраться и заснять его в лесу, он вновь почувствовав не ладное, рванул в лес, сминая все на своем пути. Мелкие деревца он сносил, даже не обращая на них внимание. При этом он забавно хрюкал, чем окончательно заслужил кличка рогатой свиньи. Я никогда не подозревал, что эти огромные животные издают такие смешные и в чем-то знакомые каждому звуки убегающей и испуганной свиньи. После того, будто носорог покинул нас, ко мне подошел возбужденный гид, какой хотел посмотреть, что получилось. К его вящему, и моему, уместно, тоже, разочарованию не получилось ничего, поскольку, как только я достал камеру, носорог дал дёру.

Оговорюсь разом, меня поразило, как эти животные ухитряются прятаться в кустах этак, что без опытного проводника их можно не заметить. Правда, зная отвратительный нрав этих животных, можно предположить, что от этого встреча может стать менее приятной.

После этого, гид утащил нас совершенно куда-то вглубь, и началось очень долгое плутание среди лиан и веток. По большому счету оно было довольно бесплотным, поскольку в ближайшие пару часов мы встретили лишь небольшое табун пятнистых оленей и такое же небольшое — благородных. Ну помимо этого мы пару один встречали деревья, на которых тигр точил свои когти и что-то сдохшее, вполне возможно, что это была трапеза большенный кошки. Ни ожидаемых мною змей, ни слонов встречено не было. Зато, чем выше становилось солнце, тем невыносимее становилось в лесу. Атмосфера плотнел, а температура неуклонно повышалась. Через какое-то пора стало казаться, что я плыву через плотный горячий атмосфера, как через патоку или желе. Стоит оговориться, что в лесу целиком отсутствует какое-либо движение воздуха, отчего ощущение того, что ты находишься в духовке, не покидает вовек. Ах, да. Когда мы собирались в лес, мы забыли одну существенную, а точнее, будто выяснилось, просто необходимую деталь. Воду. Мы не взяли с собой ни глотка воды. Часам к десяти мы об этом горько пожалели. А когда мы все-таки выбрались из леса к реке, моим первым желанием стало кинуться в воду прямо в одежде, часах, и фотоаппаратом. Но в итоге проклятый здравый резон позволил опустить в воду только руки. Правда, часы все-таки искупались. Но каким же наслаждением было плыть, опустив руки по локоть в воде. А уж каким кайфом было по прибытию в отель хлебнуть лимонад! Если подвести итоги нашего первого выхода в лес, то мы встретили: четыре крокодила, павлина, пару цапель, аиста, тьму каких-то птиц, ящерицу, пять носорогов, трех слонов, благородных и пятнистых оленей, помет очкового медведя, следы жизнедеятельности тигра и мириады красных жуков. Такие вот итоги.

Вторая вылазка в лес была уже более основательной. Это было представлено будто четырехчасовое сафари на джипах. Главным плюсом этой поездки стало то, что она была не пешая и после нее мои ноги остались живы. Но обо всем по порядку.

Выехав на джипах, мы практически разом углубились в лес. Первый час не происходило ровным счетом ничего. Кроме жуков (которые в глубине леса куда-то пропали) и термитников мы не встретили ничего живого. Казалось, что джунгли вымерли. К концу первого часа поездки меня охватило уныние и мне стало жалко тех четырех с половиной тысяч, которые мы выложили за поездку. Я даже предположил, то Тихе (богиня удачи у греков), решила отработать утро и уйти в другую смену. Мол, «вот вам носороги — радуйтесь, а днем у меня сиеста!» . От изобилия кислорода у меня основы слегка кружиться голова, горели щеки и неумолимо клонило в сон. Я уже даже начал видать какой-то сон, когда гид всполошился, остановил машину и начал указывать пальцем куда-то в лес. Сколько я ни всматривался, я ничего, кроме деревьев рассмотреть не мог. Попросив у него бинокль, я все-таки увидел то, на что он показывал. Среди коричневых стволов, в метрах двухсот-трехсот от нас стоял черноволосый буйвол и жевал траву. Это было наше первое встреченное скотина. А для меня так и осталось загадкой КАК удалось гиду по ходу движения машины рассмотреть в лесу, среди плотной заросли, буйвола, которого можно рассмотреть лишь с приближением?! Эксперимент… Единственное объяснение.

Второго буйвола мы встретили чуть дальше от первого. Он был поближе — итого в какой-то полуторе сотне метров от нас. Мне даже удалось сделать его размазанную фотографию.

Следующими в нашей программе стали олени, буквально растворившиеся в зарослях, будто только подъехал джип. Собственно, после этого, олени стали попросту гвоздем программы, как носороги утром. Они встречались довольно часто и, как мне показалось, нам увидеть все четыре вида, обитавших в парке. Кто-то убегал, а кто-то оставался на месте, позволяя себя осмотреть и даже пофотографировать. В конце поездки нам удалось повстречать медведицу с медвежонком. Но они быстро покинули нас, не дав будто следует осмотреть себя. Помимо них были встречены мартышки. Но это тоже была не долговременная встреча — мы быстро их проехали, оставив галопировать по деревьям. Собственно, за четыре часа сафари, мы увидели практически всех заявленных животных, кроме тигра — два буйвола, полсотни оленей, три павлина, носорога, медведицу с медвежонком, обезьян, пару слонов и множество птиц. Я остался доволен.

После нашего возвращения начался дождь, а мы устроили дикие скачки в номере, поливая товарищ друга водой сначала из бутылок, а потом в ход пошли ведра. Собственно, водяная брань вышла за пределы номера и буквально вылилась на балкон. На это зрелище собрался посмотреть весь отель. Поскольку мы жили на втором этаже, и мы прекрасно просматривались с низу, то мы собрали практически целый партер зрителей, которые уже после оживленно обсуждали увиденное. Осталось лишь деньги собрать за предоставленное зрелище.

Ну, а на следующее утро был отъезд назад в Катманду. О дороге обратно в столицу Непала тоже стоит произнести пару слов. Я же не могу без приключений? Так вот, 166 километров, которые разделяют Катманду и Читван мы преодолевали почитай 14 часов. «Как?!« — спросите вы? Очень попросту. Нас угораздило попасть в селевой поток. Точнее, не мы в него попали. Из ночных дождей он сошел и перекрыл единственную дорогу, соединяющую город. Знаете, мне еще вовек не приходилось ехать со скоростью четыреста метров в час.

Как выяснилось, у Гималаев крутой нрав. Они не желают показываться, но и так попросту отпускать они тоже не желают. Глупо полагать, что вершины не имеют своего характера. Вот у нашей крыши мира нрав оказался тяжелым. Взирая на всё свысока, они не готовы отпускать от себя кого-то. Но и покорять их задача не из легких. Но это будет в следующий один. Когда мы выезжали из отеля, гид в шутку нам сказал, что вчерашние наши пляски с водой, открыто как-то связаны с разверзшимися ночью хлябями небесными. А теперь подведем итоги. Несмотря на всю свою специфичность и экзотичность, Непал оставил в моей душе неизгладимое впечатление. Красивейшая натура, своеобразное отношение к жизни, богатая флора и фауна, снежные шапки, многочисленные святые места индуистов и буддистов, непреходящий караван-сарай, буйство красок, раздолбайство, запах специй и домашних животных, толкотня — все это пленяет и навсегда селится в сердце… Сидя в кресле самолета, какой проносит меня над мистическим и таким уже ставшим родным Катманду в Таиланд, я понимаю, что десяти дней оказалось чересчур мало для этой крошечной страны. Но я могу с уверенностью произнести, что через какое-то время я обязательно вернусь сюда. Но на этот один, я буду покорять пешие маршруты в горы. Но это будет позже. Пожалуй, я на какое-то пора возьму паузу и отдохну от Востока. Ну, а сейчас, мой линия лежит в Таиланд, на остров Ко Чанг. Море, песок и многочисленные мысли, требующие систематизации, ждут меня. На этом, заканчиваю собственный опус и прощаюсь с вами на какое-то время.

Лучшие материалы на Туристер.ру

Метки: , , , ,

Обсуждение закрыто.