Вы просматриваете: Главная > Тусовки за границей > Драконовый отчет (Часть I)

Драконовый отчет (Часть I)

ПРОЛОГ

В год моего рождения на телевидении вышла первая передача «Клуб кинопутешественников» с Юрием Сенкевичем.
Мне будто, что с того момента, как мой детский разум сформировался к восприятию внешней информации, я не пропустил ни одной этой передачи.
А может и пропустил. Суть в том, что собственно в одном из ее выпусков я увидел остров Комодо. Увидел покосившиеся хибарки на сваях и босоногую детвору, погоняющую рогатинами и хворостинами трехметровых доисторических драконов.
Во мне основательно поселилась дума о том, что я должен воочию убедиться в такой реальности.
С тех времен я периодически собирал информацию про Комодо и в Большой Советской Энциклопедии бережно хранил вырванные листы из журнала «Вокруг Света» со статьей про французскую экспедицию к драконам.
Журнальные страницы тлели совместно со мной.
Прошло почти полвека.

В очередной раз пересмотрев кинофильм Юлиуша Махульского «ДежаВю» я понял, что готов.
Готов, будто и главный герой фильма «профессор Полак», к поездке на Суматру ловить бабОчек и не только.
И готов надеть пробковый шлем, и готов стать этимологом и, не побоюсь этого слова, даже зоологом.

Дело оставалось за малым — тщательно и выверенно подготовиться к встрече с драконами Комодо.
Небольшой нюанс — если у «профессора» Полака был ладный американский сачок, то мне для осуществления задуманного нужна была рогатина.
Рогатина — будто способ мирного сосуществования с этими зубастыми и сильно ядовитыми чудищами. И рогатина неплохо березовая, наша рассейская. Ну, чтобы им не повадно было… Кто их знает, драконов этих, и что там у них в головах, помимо принцесс на романтический ужин.

А все началось с невинного вопроса жены:
— Милый, что подарить тебе на День Рождения?!
Категорически отказавшись от хлопковых носков, трусов, галстука и белой сорочки, я уверенно и раскатистор выдохнул:
— Хочу дракона!
Выдохнул и забыл.

Супруга— нет. Не забыла.
И через некоторое время я держал в руках посадочный билет на круизный лайнер «Сапфир Принцесс», отправляющийся из Сингапура на Комодо к древним рептилиям.

Промежуточные точки нашего путешествия меня немного интересовали и являлись лишь ступеньками к пьедесталу, на котором восседал мой излюбленный ящур.

О корнях моей неподдельной тяги к Комодо я оговорился чуть выше, а пока проследим за круизным маршрутом компании «Princess» в Юго-Восточной Азии.

«Сингапур — Джакарта — Бали — Ломбок — Комодо — Пенанг — Куала Лумпур — Сингапур «

Итак, СИНГАПУР.
Город с бесчисленным количеством видеокамер.
За каждым углом, за каждым поворотом. Прогуливаешься по улицам и ощущаешь себя участником какого-то странного Реалити Шоу. Этак и хочется устроителям этих подглядываний демонстративно показать язык или фигу.

Ходишь по городу с каким-то странным ощущением, что в нем что-то не так. И камеры тут не причем. Вроде бы все на своих местах, однако…

Может быть так будут выглядеть колонии на первых освоенных планетах?

Вот вам жилье, вот река, вот парк бабочек, вот парк цветов…
Ну что вам еще нужно для полного умиротворения? А-аа, это? Пожалуйста! На ночных улицах города похлеще, чем в Амстердаме на мостовых Красных Фонарей — легализованная 10 000 армия «жриц любви».

Из пернатых на глаза попадаются одни лишь скворцы. Скворец — певчая птица Сингапура. Раскованный, ничего не боящийся и гуляющий сам-по себе.

При всем великолепии местной кухни умудрился сфотографировать унылый фаст фуд.

А метро бездонное. Лаковый червяк с выпотрошенными внутренностями.

Трасса «Формулы 1». Единственная ночная линия в мире. Собственно, сингапурская ночь — понятие относительное. Город расточительно залит электрическим светом. Световая бессонница.

Я бы назвал Сингапур — «Город человеческой недостаточности» — и с удовольствием
развенчал бы утверждение о том, что он выстроен по всем канонам фэн-шуя.

И прозвал я этот город — «Городом чемоданов».
Отчего?
Ну не только из-за архитектурной схожести с камерой хранения, в которой все по номеркам, жетончикам и строгому порядку. Чтоб что-то распознать в этом городе, всегда необходимо обнаруживать «замок» и откидывать в сторону «крышку».

Отход из порта — всегда событие…
Судовые гудки, надрывистый крик чаек, щемящее ожидание неизвестности за мокрым горизонтом…

А сингапурский отход был иным — почитай в оглушающей тишине. И, как мне кажется, в тот момент я понял, чего мне этак не хватило в этом городе. Не хватило мне простых мух, комаров, жуков, воробьев, собак, кошек. Они же все там кушать. Вне всякого сомнения, есть где-то: в парках, резервациях, в каких-то специально выделенных местах… А вот этак, чтобы «рука об руку», увы…

И собственно, о чем тут можно сообщать, если по местным законам тебя могут оштрафовать за разлитую водичку в блюдечке под цветочным горшком, т. к. такая вода — ключ появления комариков.
Все! С меня довольно! Хочу к девственным лесам!
Плывем дальше.

МИМО МАНГР

В таком количестве мангровые леса я видел впервой.

Местное население эти экосистемы не сильно-то и бережет. И зря. Мангры выполняют роль фильтра и своеобразной буферной зоны. К примеру, последнее потоп в Джакарте было вызвано обычным приливом, а не «глобальным потеплением». И затопило город по самые «не балуйся», и вдосталь хлебнули кварталы вонючей жижи.

И во всем этом вина лежит на вырубке мангр в прибрежной зоне.

А мангры красивы. Тихи и безупречны в своем геометрическом построении. И в тот момент, когда из этих сплетенных крон вырывается в небо ястреб с рыбехой в клюве, из моих уст вырывается неподдельное «ух ты.»

ДЖАКАРТА

Если немножко поумничать, то в околонаучных спорах можно убедительно утверждать, что Джакарта располагается в районе разломов межконтинентальных плит. Таких городов на земле, с многомиллионным населением, не так уж и много — Стамбул, Мехико, Токио.

И Джакарта — город «на разломе». Но это географически.

А для обывателя, такого будто я — заезжего зеваки, город и впрямь разломан.
Разломан градостроительно и социально. Зато тут все честно, не так, как в Сингапуре.
И все тут без прикрас — хрустальные новостройки и соседствующие с ними лачуги с бомжами.
Причем такое разделение города сбалансированно. Будто пример — какой-нибудь элитный бутик и прилегающий к нему скверик, где можно спокойно и, не оглядываясь по сторонам, справить нужду. И все в порядке вещей.
Ну-ка, это я не про себя.

А встретила нас эта столица парадом военно-морского флота. Это вам не авианесущие крейсеры на рейде, но все же. Мощь в миниатюре.

Насчет гостепреимства горожан что-то определенное ратифицировать трудно. При всем кажущемся добродушии в глазах настороженность с легким налетом недоумения.

За один день пребывания в городе сложно выстроить целостную картину его жизни, однако отдельный моменты сильно врезаются в память.

Например, момент движения.

Я убедился в том, что джакартцы впитывают азы управления мопедом с молоком матери.

Моторизированное народонаселение— это что-то из разряда уникальной составляющей города.

Будто они могут безаварийно перемещаться в таких плотных потоках, уму непостижимо. Причем в этом упорядоченном хаосе их езды практически отсутствует использование звуковых сигналов. Все выверенно до миллиметров. Все на грани. Все на чуть-чуть. И никаких правил.

И аварии с этими байкерами довольно редки.

Безусловно — это местный феномен.
Надо бы обратиться к ним в мэрию с просьбой об установке памятника мопеду на центральной площади города. Вместо мулов.

Городской базар Джакарты в полной мере компенсировал мою «недостаточность человечности Сингапура». Тут я вкусил по полной. И моя теория о дефиците мух в городском ареоле заметно пошатнулась. Отгоняя снующих под ногами гигантских крыс и наспех сделав несколько снимков, я позорно ретировался в микроавтобус.

Но кокосовый урожай, яростно востребованный мушиным роем, я все же вам представлю.

Вечно меня мучал вопрос: откуда берется в людях уникальный созидательный талант? От обреченности и безысходности? Ответа я так и не знаю. А вот то, что в Индонезии — стране прородительнице шелкового батика, на каждом углу можно отыскать восхитительные элементы малой архитектуры и художественных промыслов, этак это точно.

СТАРЫЙ ПОРТ

Почти 500 лет назад тут обосновались португальцы, а за ними в эти края приплыли англичане и голландцы…
За пять столетий многое изменилось. Порт обжили китайцы, но обводы рыболовецких судов и сухогрузов остались практически неизменны, на голландский манер.

Престарелый порт — удивительный восточный ларец, в котором хранятся запахи экзотического дуриана и ароматы кофейных зерен лувак вперемежку с густыми шлейфами солярки и протухшей рыбы…

Престарелый порт — моя обитель. Моя. Я готов в нем остаться навек.

Но у нас всего десять минут на погружение в этот самобытный мирок, сплетенный из рыболовных сетей и огороженный от сухопутных обитателей частоколом разноцветных парусников.

Я останавливаюсь на минуту, пытаюсь насмотреться, надышаться, хочу застопорить взглядом чаек, падающих в воду словно облетевшая штукатурка. И не успеваю.

В старом порту все устроено попросту:
Тут красками мажут дряхлеющий остов…
Раскрасьте меня и поставьте в строй.
Вдруг буду востребован…
Может быть, и тобой…

Мы прощались с Джакартой, наслаждаясь шампанским, клубникой, джакузями и всякими иного рода прелестями пресыщенного цивилизованного мира. А я, будто обычно, стоял на палубе и размышлял о вселенском устройстве.

Расклад прост. Кто-то качает нефть, а кто-то раскачивает с утра до ночи удочкой в надежде на улов.

А нас, чрез две ночи морского перехода, встретил Бали. Чарующий остров — очередная короткая остановка на моем вожделенном пути к загадочным рептилиям мезозоя. Хотя Бали достоен отдельного повествования.

ЯВАНСКОЕ МОРЕ

Ночной атмосфера, как подмосковный туман — липкий, вязкий, но по-азиатски приторный и теплый.
Забирается под рубашку и оседает медовыми капельками пота на груди.

Свет понуждает лениво вибрировать небо в диссонанс вибрации судовых двигателей.

За бортом тусклые светлячки маячков от расставленных рыболовами бакенов. Берега не видно. Но ты понимаешь, что он совсем рядышком. Рядом, потому что ты в проливе. Яванское море стыдно именовать морем. Глубина — всего-то сто метров. Судно, если и перевернется, то уткнувшись носом в дно этак и останется стоять своей толстозадой кормой над водой.
А с чего судну переворачиваться? В этом море шторма — раритет.

Солнечный диск величаво выползает из звездной темноты и щедро дарует золотую россыпь полусонным гребням.
Я доплыл. Комодо.

Мое разноцветное кино.
Посторонний Остров… Привет!
Я рядом, у самой кромки.

С выдернутыми страницами из пожелтевшего журнала «Вокруг Света» и пройденной дорогостоящий в 15 000 километров.
Я здесь, Остров, с тобой. И со своим извечным вращением Вкруг Света или вокруг себя, в поиске зыбкой цели.
И ничего и ничто не исчезает. Все хранится в нас. И в один момент всплывает на поверхность, откуда-то из глубины, комом подкатывает к горлу и стопорит дыхание.

Пора тебя щадит и незаметно, милостиво замирает на пару минут.

И тебе в который один так хочется жить, плыть, бежать, лететь или ползти из последних сил, в конце концов…
Господи! Какое же это упоение находить свои острова!

Острова наших страстных, потаенных желаний и устремлений. Находить и осторожно ступать на их берег…

Привет, Комодо! Привет…
Я добрался…
Мой новоиспеченный отсчет.
Все. Переворачивайте песочные часы…

Продолжение следует…

В рассказе использован кадр из кинофильма «ДежаВю», 1989 г.

P. S.

Огромная благодарность компании «БРИЗ ЛАЙН» и лично Людмиле Федоровой за предоставленную возможность воплотить мои детские мечты в яркую реальность.

Лучшие материалы на Туристер.ру

Метки: , ,

Обсуждение закрыто.