Вы просматриваете: Главная > Тусовки за границей > Caput Mundi. Погружение

Caput Mundi. Погружение

Я очень соскучилась по Италии. Запланированная на Новый год поездка сорвалась в самый заключительный момент по не самым приятным обстоятельствам, поэтому как только появилась возможность организовать себе маленькие каникулы, вопрос выбора направления не стоял вообще — конечно же Рим! Тем более что на дворе весна, а итальянская весна хороша особливо. И вот я уже стою в аэропорту Фьюмичино, на лице — глупая усмешка абсолютно счастливого человека, а в голове одна-единственная мысль — «живут же люд!!!». Март месяц, а за бортом двадцать градусов! Вот это я понимаю весна:)

Дальше все в ритме veloce — автобус до Термини, покупка в автомате в метро недельного проездного за 24 евро — этот проездной совместно с чудесными римскими автобусами стали моими лучшими друзьями на ближайшие 7 дней — когда ноги уже начинали отказывать от бесконечных блужданий по лабиринтам вечного города, весьма приятно и удобно не шлепать пешком, стиснув зубы, а плюхнуться в автобусик — и пусть даже ехать итого пару остановок! Заселение в крошечный гестхаус недалеко от Ватикана — хвалебную оду этому месту я обязательно спою после, всё потом, а сейчас — только чудеса, только красота, лишь Вечный город и чудесная римская весна!

Ноги сами понесли на пьяцца дель Попполо. В Риме масса красивых площадей, и эта — одна из самых-самых!

Если уж искать все те дороги, которые вели в Вечный город — то начинать нужно тут, ведь собственно на этом месте заканчивалась Фламиниева дорога, которая вела на север, в Умбрию, и по которой попадало в Рим большинство путешественников. Истина, свой нынешний облик площадь приобрела только в XVI веке при папе Сиксте V. Это был будет неплохой папа — он покончил с разбоем и бандитизмом, царившим на окружавших Рим дорогах, осушил Понтийские болота, окружавшие город — благодаря чему малярия наконец-то перестала быть проблемой, и достойно продолжил дело великих пап эпохи Возрождения — в период его правления город украсился новыми зданиями и фонтанами, были проложены новые широкие проспекты — нынешние Корсо, виа Бабуино и Риппетто. В месте, где сходились эти улицы, архитектором Рейнальди были построены две абсолютно одинаковые церкви — Санта-Мария деи Мираколи и Санта Мария ди Монтесанто. Они кажутся абсолютными близнецами, но на самом деле все-таки отличаются — Монтесанто имеет в плане форму овала, тогда будто Мираколи — абсолютно круглая. Причина банальна — план одной из церквей пришлось «сплющить», иначе она попросту не вписалась бы в ландшафт….

В центре площади — египетский обелиск, один из множества подобных обелисков, ныне украшающих город. Древние римляне в свое пора натащили их множество, и преимущественно из Гелиополя — древнеегипетского города, посвященного солнечному божеству. Обелиски украшали цирки и стадионы, а после того, будто последние пришли в ненадобность — постепенно заняли места на площадях перед главными городскими базиликами. Вот такое вот соседство язычества и христианства…. Впрочем, вполне в римском духе:) Конкретно этот обелиск украшал собой цирко Массимо. У подножия обелиска — фонтан с четырьмя львами (мне отчего-то кажется, что это львицы….).

Львы — далеко не единственная живность на площади, мои любимчики — это огромные рыбы, дельфины, украшающие фонтан «Римская богиня», нависающий над площадью со стороны холма Пинчо. Очаровательная усмешка, не правда ли? 😉

Но главная изюминка на площади — это маленькая неприметная храм у Фламиниевых ворот, Санта Мария дель Попполо — та, что справа от обелиска.

Храм носит одно с площадью имя и в большинстве источников переводится будто «народная» — мол, церковь когда-то была построена на народные пожертвования. Но Рим не был бы Римом, чтоб все было этак просто и однозначно. Есть еще одно предание, которое приписывает наименование церкви тополям — в итальянском языке слова «народ» и «тополь» звучат равно— «poppolo». Якобы тополиная роща окружала мавзолей Агенобарбов, где был похоронен ужасный император Нерон — Луций Домиций Агенобарб. Времена Нерона отмечены страшными гонениями на христиан, в частности казнью апостолов Петра и Павла — этак что неудивительно, что в народе он стал прочно ассоциироваться с Сатаной. По Риму поползли слухи о том, что на могиле императора-антихриста живут демоны, да и сам призрак Нерона тревожил покой местных жителей….

Кончить с беспределом решил папа Пасхалий II — останки императора были извлечены из земли и брошены и Тибр, а на месте мавзолея построена храм. И пусть вас не смущает скромный фасад — внутри «Санта Мария в тополях» это самый натуральный маленький музей! Что особенно ценно — бесплатный;) Причем совсем! Два года назад, когда я была тут в последний один, для того чтоб рассмотреть знаменитые картины и росписи в капеллах, нужно было кидать монетки достоинством в 1 евро в осветительные автоматы — а теперь же, вот уж не знаю, чем вызван подобный широкий жест гуманизма, но капеллы подсвечиваются совершенно бесплатно! А посмотреть и правда кушать на что — знаменитые капеллы Киджи, Ровере, Чибо и Черази это сегодняшнее собрание произведений искусства высокого возрождения. На момент создания и оформления капеллы Черази (1600 год) храм Санта Мария дель Попполо уже обладала целым набором шедевров — в начале XVI века Пинтуриккьо украсил великолепной фреской «Презепе» («Вертеп») капеллу дела Ровере (первая справа),

а его ученики расписали капеллу Баса дела Ровере (третья справа).

Посерединке между ними — грандиозная капелла Чибо, больше привлекающая внимание монументальной тяжеловесной отделкой из разноцветного мрамора, чем картинами Карло Маратта.

Вторая слева — капелла Киджи, спроектированная великим Рафаэлем для своего друга и покровителя Агостино Киджи.

Купол капеллы отделан мозаичными панно, выполненными Луиджи де Паче по картонам Рафаэля, а в алтаре некогда висела его же полотно «Мадонна с вуалью», ныне находящаяся в музее Конде во Франции. Отпечаток этой картины нам еще встретится во время прогулок по Риму, но это уже совершенно другая история…. Я расскажу о ней чуть позже.

Итак, в 1600 году кардинал Тиберио Черази купил для себя цельный придел слева от алтаря в старинной и почитаемой в народе церкви Санта Мария дель Попполо. Надобно сказать, что род Черази не отличался ни древностью, ни знатностью, ни какими-либо еще заслугами — но они благодаря своей смекалке и напористости сколотили хорошее состояние на выполнении работ при строительстве нового собора Святого Петра. И теперь конечно же эти доходы нужно было «легализовать» и подумать о вечном — а лучшего способа, чем потратить нажитое на благое дело, по ходу пьесы прикупив себе заодно какую-нибудь место при папском престоле, в те времена не знали. Порекомендованный кардиналу молодой художник Микеланджело Меризи по прозвищу Караваджо, несмотря на непростой нрав, уже был неплохо известен и популярен в Риме. Гонорар посулили приличный, и Караваджо не долго думая подписал контракт, даже не вдаваясь в его подробности. А в контракте было прописано, что он обязуется написать для капеллы заказчика две картины на евангельские сюжеты — обращение Савла и мученичество Святого Петра. Трактовка сюжетов целиком отдавалась на откуп художнику, но эскизы должны были быть согласованы специальной церковной комиссией. И вот в итоге, когда обе картины были готовы, рекомендация отказался их принимать — из-за несоблюдения этого пункта договора.

И ведь будто назло, в это же время скончался и сам заказчик Тиберио Черази — помощи ожидать было неоткуда. Слух об этом моментально разлетелся по городу — и в Санта Мария дель Попполо тут же устремились все известные коллекционеры того времени — все-таки Караваджо уже был признанным и популярным художником. Всех опередил товарищ покойного заказчика кардинал Джакомо Саннезио — так картины, изначально написанные для церкви, ушли в частную коллекцию. Если кому вдруг станет увлекательно— одна из них, «Распятие апостола Петра», впоследствии пропала, и единственный вариант сейчас разузнать, что же она собой представляла — это копия, выполненная учеником художника Лионелло Спада, находящаяся в собрании Эрмитажа. Вторая полотно— «Обращение Савла» — сейчас находится в собрании Бальби-Одескальки.

Но Караваджо все-таки написал еще два полотна на те же сюжеты для капеллы Черази — наследники решили не нарушать воли покойного, но потребовали от художника неукоснительного соблюдения условий договора. Караваджо изменил трактовку сюжетов, убрав из композиции все лишнее и сосредоточившись на происходящем — до такой степени, что полотна его выглядят необыкновенно жизненно и динамично. И очень контрастируют с полотном Аннибале Каррачи «Вознесение Богородицы» на центральной стене капеллы. Я ничего не хочу произнести, Каррачи сам по себе хороший художник, талантливый…. но не Караваджо, не Караваджо)) Снимать капеллу Черази запрещено — о чем заранее предупреждает больщущая табличка, да и перед ней вечно столько народу, что сделать это без ущерба для качества фото все равно не удастся — этак что я проиллюстрирую свой рассказ фотографиями из интернета.

Кроме живописи, в церкви немало разных любопытных деталей. Вот, например, изваяние Иисуса Христа….

мраморные плиты гробниц, отполированные десятками тысяч ног….

Кароль Войтыла, более популярный как папа Иоанн Павел II, теперь уже Святой Иоанн Павел II — фигура, не побоюсь этого слова, культовая — уж очень любили итальянцы, да и не только они, этого папу….

Мемориальная плита некой Марии Элеоноры Бонкомпанья, принцессы Пьомбино и охраняющее ее покой чудовище

Ну-ка, а в алтаре — знаменитая икона XIII века, «Санта Мария дель Попполо»

Неподалеку от площади Попполо начинается Виа Маргутта — узенькая очаровательная улочка с тихими двориками и заросшими плющом стенами.

На этой улице жил герой Грегори Пека из «Римских каникул», сюда он привел очаровательную Анну-Одри. Здесь же жили Федерико Феллини с женой Джульеттой Мазиной. Виа Маргутта — это негромкий и фотогеничный задник респектабельной, унизанной отелями и дорогими магазинами виа Бабуино — этак что если шопинг на данном этапе не входит в ваши планы, то смело сворачивайте сюда.

Виа Маргутта улочка не длинная, и пройдя ее всю — вы снова попадете на виа Бабуино, нос к носу с существом, собственно и давшим улице ее имя — иль Баббуино, страшноватенькая скульптура с головой сатира Силена, одна из «говорящих статуй» Рима. Итого их в вечном городе шесть — шесть скульптур, разбросанных по городу, на которые жители, недовольные властями и их политикой, наклеивали анонимные записки и сатирические стишки — пасквили. Традиция эта, будто появилась в XVI веке, так и существует по сей день.

А по соседству с «Бабуином» находится заведение, побывать которое стоит уже только ради его истории и совершенно удивительного антуража — кафе Museo atelier Canova-Tadolini. Ведь вряд ли вам когда-нибудь еще приходилось обедать в окружении бюстов кардиналов и под пристальным взором мраморных пап! Изначально тут располагалась студия скульптора Антонио Кановы — впоследствии он подарил ее своему любимому ученику Адаму Тадолини. Адам основал весьма плодовитую династию, которая продолжает творить и по сей день — а на результаты их трудов можно полюбоваться в этом удивительном кафе.

Возвращалась домой я уже в сумерках, Рим зажигал огни, неспешно погружаясь в мягкую теплую темноту весеннего вечера. Я никак не могла удалиться с моста Сант Анджело, налюбоваться отражающимися в водах Тибра огоньками, величественной панорамой собора Святого Петра — от этой красоты перехватывает дыхание и подступают слезы счастья и восторга. Спокойной ночи, Рим! Завтра будет новоиспеченный день:)

Лучшие материалы на Туристер.ру

Метки: , ,

1 комментарий к “Caput Mundi. Погружение”

  1. TS:

    Потрясающие фото!