Вы просматриваете: Главная > Тусовки за границей > Африканский калейдоскоп. Часть 9

Африканский калейдоскоп. Часть 9

Доля 1: http://www.tourister.ru/responses/id_11517

Часть 2: http://www.tourister.ru/responses/id_11540

Доля 3: http://www.tourister.ru/responses/id_11566

Часть 4: http://www.tourister.ru/responses/id_11586

Доля 5: http://www.tourister.ru/responses/id_11625

Часть 6: http://www.tourister.ru/responses/id_11642

Доля 7: http://www.tourister.ru/responses/id_11686

Часть 8: http://www.tourister.ru/responses/id_11715

День восьмой. Не годимся, мы, кролики, для лазанья.

Поутру мы покидали Свакопмунд под все тем же моросящим дождем. Однако не успели мы отъехать от города, будто небо очистилось, засветило солнце, и сразу стало очень жарко. Наш линия шел через территорию под названием Дамаралэнд в сторону горы Шпицкоп. Вскоре на горизонте появился силуэт горы, или скорее, горного массива.

Шпицкоп (в переводе с немецкого — заостренный пик, Spitzkoppe) — гранитный массив, образовавшийся 700 миллионов лет назад в результате вулканической деятельности. Вышина горы от уровня моря (горы стоят на плато) составляет почитай 1800 метров, что делает ее одной из самых высоких гор в Намибии. Видимая же доля возвышается над землей на 700 метров.

В районе десяти утра мы припарковались в какой-то небольшой толи деревушке, толи месте для кемпинга.

Желающие взобраться на гору остались в машине, и Мандла подвез нас до места подъема.

Лезли мы туда под руководством очередного местного гида, чтоб увидеть рисунки бушменов, которые раньше жили в этом районе. Подъем был увлекательный— отроги гранитной горы были практически гладкие, и местами весьма крутые, градусов до 60. Вдоль подъема на столбиках была натянута цепь — без нее подыматься пришлось бы на четвереньках.

Десять минут усилий (сверху пышет жаром солнце, снизу — раскаленный гранит, металлическая цепь обжигает руки) — и мы достигли искомого, более-менее горизонтального места. Тут и там по склону горы были раскиданы огромные, гладкие гранитные валуны, непонятно будто держащиеся на наклонной поверхности.

Ну и конечно, сверху открывался красивейший облик на Дамаралэнд…

Передохнув после подъема, мы прошли еще немного выше, и неожиданно попали в небольшую долину, поросшую травой и деревьями. Напомню, это уже было НА горе из монолитного гранита.

С одной стороны этой долины была изрядная ниша — собственно там, на гранитной стене, бушмены наносили свои рисунки пару тысяч лет назад.

Гид рассказал и показал что и где изображено (с первого раза это не всегда можно постигнуть), мы немножко передохнули, и пошли назад.

1 из 6

В который раз я убедился, что шагать вниз сложнее, чем в верх. Если, ползя вверх, я держался за цепь лишь в самых крутых местах, то вниз — я ее просто не выпускал из рук. Такое ощущение, что скат был отвесный… Тем не менее, при спуске никто не пострадал. Мы прошлись пешечком до машины, которая вернулась назад в ту самую деревушку, и где нам уже был накрыт ланч.

Покамест мы ели, к нам прискакала целая куча сурикатов, видимо, что бы поделить с нами хлеб-соль. Совершенно не боящиеся людей, они буквально лезли к нам на руки, и тут же засыпали. Или заваливались в пыль, что бы им почесали пузо. На редкость милые и потешные зверьки!!!

Сурикаты

Всем этак понравившиеся сурикаты…

Поев и попрощавшись с сурикатами, мы поехали в город Khorixas, где планировалась очередная ночевка.

По дороге остановились у «сувенирной лавки», где торговали всякими камушками и бусиками знойные женщины племени Гереро. Самым примечательным в них были головные уборы, сделанные из ткани в виде коровьих рогов.

В Хорихасе мы остановились в очередном чУдном месте — Igowati Lodge. Шикарные бунгалки под тростниковыми крышами, бассейн, большая зеленая территория с гуляющими по ней спрингбоками.

Все было бы неплохо, но в лоджах не было кондеев, а тростниковых крыши раскалились настолько, что в номер было жутко зайти, и пахло в них веником — как в предбаннике давно и хорошо протопленной бани.

День девятый. Детям до 16!

Первым пунктом нашей сегодняшней программы был парк с окаменевшими деревьями, Petrified forest national heritage site, куда мы и отправились, по дороге остановившись возле очередного намибийского чуда — вельвичии, которая вовсю росла вдоль дороги.

Вельвичия удивительная — один-единственный представитель рода. Встречается она только на юге Анголы и в Намибии, вдоль границы пустыни Намиб. Как бы то ни было, но вельвичия — это дерево, но с очень коротким стволом, диаметр которого, в исключительных случаях может достигать метра.

У вельвичии кушать всего два листа, растущих всю жизнь. Листья достигают в длину 2–3 метров, были зафиксированы экземпляры с длиной листьев почитай 9 метров. В процессе роста, листья высыхают на концах, и разрываются на длинные ленты, этак что создается впечатление, что их много. Вельвичии живут весьма долго, до 2000 лет.

Так как они живут в крайне засушливых местах, где дожди не идут, и почве дудки влаги, то всю необходимую жидкость они получают только из туманов, которые приносит в пустыню морозный ветер с Атлантики. Влага поглощается листьями, на которых рекордное для растений число устьиц — до 22 тысяч на квадратный сантиметр. Существуют мужские и женские растения, различающиеся формой шишек-стробилов, где образуются семена.

Со слов Википедии, самая большая известная вельвичия достигает высоты 1,4 метра, диаметра — возле 4 метров, и возраста порядка 1500 лет.

Поудивлявшись этому чуду, мы продолжили собственный путь до парка с окаменевшим лесом.

Там нас принял в свои нежные черные руки очередной гид, и повел по парку. Практически вся территория завалена кусками окаменевших деревьев — от совсем маленьких щепочек до огромных стволов, длиной до 40 метров.

Со слов гида, эти стволы были принесены сюда реками из центральной Африки еще до того, будто появились динозавры. Так же, на территории парка росли вельвичии, про которые нам еще один рассказали, не упустив из внимания других представителей местной флоры-либо колючих, либо ядовитых.

Мы из лесу вышли, и поехали в город Kamanjab, естественно, в очередной лодж. Это было самое мерзкое, в плане расположения и территории пункт, под названием Oase Garni Guest House. Он стоял на пыльной улице, где белых людей караулило местное народонаселение, и как только ты высовывал нос за ограду (а за углом был лавка с холодным пивом), как к тебе тут же подкатывала пара человек с предложением приобрести какие-то брелки. После того, как ты отказывался, они спрашивали — может тогда попросту пару копеечек, just for support. Когда им говорили, что ни копейки лишней дудки, они с грустными глазами пытались стрельнуть у тебя сигаретку…

Сам лодж представлял из себя запутанную систему узких бетонных проходов, которые выводили (если верно пойдешь) в маленький бетонный внутренний дворик, куда выходили двери всех номеров. Мда. После Иговати, где ты чувствовал себя чуть ли не в дикой природе, эта темница (или коровник, мнению других), разочаровывал. И WiFi в нем работал еле-еле. В принципе, вайфай был почитай во всех местах, где мы останавливались, но вот скорость его чаще была медленной, чем быстрой. Отнюдь не всегда удавалось загрузить пару фоток, но почту почитать было можно.

Нам дали часа два на отдых (я валялся в номере под вентилятором, попивая холодное пиво), после чего мы загрузились в верного Лютера, и поехали в гости к племени Химба. Наверное, все видели в сети фотографии симпатичных голосистых девченок ярко-коричневого цвета с хитромудрыми прибамбасами на голове. Вот и я видел их фотографии, и теперь надеялся увидать их живьем.

Еще до этого, Мандла сказал, что было бы неплохо приобрести им в подарок некоторые вещи, как-то мыло, кое-какой еды, и еще что-то такое же простое. Потому, если мы не против, то можно скинуться по тридцатке, и на получившуюся сумму закупиться. Все были за, и в результате наши девченки приволокли из магазина целых четыре пакета подарков, которые мы и везли с собой.

Химба — одно из немногих племен, кое-будто продолжающее сохранять традиционный уклад жизни. Они занимаются разведением скота — в основном коз. Мужики пасут скот, а женщины занимаются домашним хозяйством, детьми и делают все остальное. Живут они в небольших деревушках, где центральное пункт занимает большой круглый загон для скота, напротив входа в загон стоит хижина вождя, возле которой горит священный огонь. Вокруг загона, так же по кругу, располагаются слепленные из веток, глины, и навоза домики остальных жителей. Деревню окружает ограда, сделанная из колючего кустарника, которая защищает людей и скот от хищных зверей.

Будто я уже писал, Химба пытаются сохранить свои традиции — они практически не говорят по-английски, ходят (истина, уже не все) в юбочках из козьих шкур или ткани, женщины носят на шее, руках и ногах масса браслетов и прочих украшений. И мужчины и женщины покрывают тело смесью из охры, жира и пепла — это защищает их от солнца, и придает коже ослепительный, красно-коричневый цвет. Так же они уделяют огромное внимание своим прическам — они мажут волосы глиной, сплетают длинные косички, вплетая в них шерсть животных, делают какие-то хитрые прически — они отражают их возраст, семейное поза, статус в племени, и много всего прочего, нам непонятного.

Итак, мы приехали в какую-то пыльную место, поросшую невысокими тощими деревьями — этакий апокалипсический яблоневый сад. Тут нас встретил гид-химба, судя по одежде и английскому — «вышедший в люди».

Он рассказал немножко о правилах поведения в племени, попытался (безуспешно) научить нас трем фразам на их языке — привет, будто дела и все хорошо. Сомневаюсь, что через полчаса хоть кто-то из нашей группы смог бы их повторить. Закончив вводную, он повел нас в деревню. Не знаю, что я ожидал увидать, но тут все было грустно (с точки зрения цивилизованного человека, всю существование прожившего в огромном городе). В принципе, я не люблю посещение всяких племен, потому что все это напоминает мне зоопарк. Что масаи в Кении, что аймара на Титикаке, что какое-то племя на севере Таиланда — их интересно увидать, но везде одно и то же — вот так они спят. Вот этак они доят козу. Вот так они едят. Вот этак они поют. Не знаю, все это очень натянуто, что-ли…

Словом, нас встретили несколько толстых бабищ (да простят меня наши прекрасные женщины, но по другому и не скажешь), и целая груда пыльных детей разного возраста и разной степени сопливости. Мы передали указанной нам гидом женщине подарки, которые она тут же поставила возле себя, и продолжили слушать рассказ гида, потихоньку рассасываясь по деревне, что бы в волю пофотографировать.

Наши женщины умилялись местным детям, наши мужчины с сомнением смотрели на огромные телеса местных женщин — словом, все нашли себе занятия. Я же скоро бросил слушать гида, и пошел фотографировать жителей племени. Не могу произнести, что было совсем неинтересно, не каждый же день ты попадаешь в такую компанию. Отцепив от ноги маленького негритенка, я ходил по деревне, щелкая фотоаппаратом.

Химба

Химба — они живые, это был не фотошоп… ))

К чести химбян, отдельный из них даже позировали. Причем многие из них жестом давали знать, что они хотят посмотреть, что получилось. После просмотра отснятого, они улыбались, и говорили что-то вроде — гут! С другой стороны, у некоторых особо мощных женщин периодически было такое оборот лиц, что казалось, что если ей не понравится фотография, то она попросту оторвет и съест руку, плохо ее снявшую… Словом — сплошная экзотика.

Нам показали будто они заплетают косички (девочке, которой заплетали, это открыто не нравилось),

1 из 4

потом завели в одну из хижин, где в темноте и тесноте одна из местных красавиц продемонстрировала нам отдельный предметы быта, типа деревянной подушки и баночек с косметикой, ребята помладше вились вокруг наших белых ног, а дети постарше делали облик, что они еще и не такое видали — подумаешь, белые ходят…

Закончилось все предсказуемо — женщины расстелили на пыли (хорошенько нашпигованной козьими катышками) тряпки, уселись в круг, и разложили свои немудреные сувениры. Совершенно немудреные. Вообще немудреные. Чем дольше мы не проявляли интереса к этой выставке, тем сильнее мрачнели их физиономии.

Было понятно, что пора уходить, что мы и сделали. По дороге встретили табун коз, идущее домой. Теперь всем будет, чем заняться, кроме того, что бы занимать белых туристов.

Мы вернулись в наш тюремный гестхауз, время было к ужину.

Не успели мы доесть что-то вкусное (по-моему, была запеченная рыба), будто вдруг, откуда не возьмись, с криками и визгами, как Бабки-Ежки в известном мультике, выскочили несколько чернокожих девчат и ребят (видимо, весь персонал гестхауза), и устроили концерт.

Исполнялись в основном национальные африканские песни, под сопровождение там-тама, на котором мастерски играл местный мальчик. Спустя какое-то пора к ним присоединился Мандла, и веселье пошло по полной. Гестхауз себя реабилитировал…

Продолжение следует…

Фотоальбомы к отзыву

Лучшие материалы на Туристер.ру

Метки: , ,

Обсуждение закрыто.